Бугульминская газета

В Бугульме нет детей-маугли, но есть дети, нуждающиеся в любви и заботе

Бугульма имеет полное право гордиться своими успехами. Наши земляки прославляют город на международных соревнованиях и в межпланетном пространстве. Передовики производства, учителя, художники, журналисты, актеры, ученые и бизнесмены – все создают позитивную картину жизни, служат ориентиром для ищущих и желающих созидать. И поэтому не укладывается в голове, как в этом сложном, самоорганизующемся сообществе, находится место для тех, кто встает по другую сторону, кто осознанно обрекает своих детей на страдания.

С начальником отдела опеки и попечительства бугульминского исполкома Надеждой Кузнецовой мы встретились в ее кабинете. Периодически в разговор пытаются вклиниваться телефонные звонки, посетители осторожно открывают дверь кабинета, но, увидев человека с диктофоном, исчезают.

– Наша главная задача – выявление и семейное устройство детей, которые в силу разных причин остались без попечения родителей. Может быть умерли, пропали без вести, лишены или ограничены в правах, находятся в местах лишения свободы, – рассказывает Надежда Николаевна. – Положение, примерно, как в послевоенное время. Только там родителей не было по другим причинам, а сегодня на первом месте асоциальное поведение, наркомания, алкоголизм. Живые родители есть у 70 процентов детей, которые считаются социальными сиротами.

Надежда Николаевна возглавляет отдел уже давно. За годы работы через ее руки прошли сотни дел и человеческих судеб. Только за последние три года выявлены и поставлены на первичный учет более полутора сотен несовершеннолетних, оставшихся без попечения родителей.

Главная причина – безответственность. Нормальному человеку не понять, как можно не любить своего ребенка. Но эта проблема существует не как единичные случаи, это явление, – говорит начальник отдела. – Есть дети, которых оставляют сразу после рождения. Количество таких случаев сейчас сведено к минимуму, пять-шесть в год. Причины могут быть разные – в семье уже много детей, проблемы с работой, жильем, здоровьем. Биологическая мама пишет заявление, что отказывается от ребенка, дает согласие на усыновление и обещает, что претензий иметь не будет.

Другая сторона медали – дети, которые мешают своим инфантильным родителям получать всю полноту (как они считают) жизненных впечатлений от употребления алкоголя, наркотиков или разгульного образа жизни. Нет, они не ненавидят своих сыновей и дочерей. Просто для них ребенок – досадная помеха на пути к удовольствию, обуза. К ребенку они относятся как к вещи или дворовой собачке – можно не кормить, ударить, выгнать из дома. Ненависть – слишком высокое чувство, до которого маргиналы не дорастают.

Нужно признать, что в Бугульме нет сенсаций, о которых трубит центральная пресса. Помните, четверо детей-маугли обнаружили в захламленной квартире в Мытищах. Мальчик из подмосковной деревни два дня жил с умершей бабушкой. В Забайкалье мать заживо попыталась сжечь своих малышей – четырехлетнего сына и двухлетнюю дочь. В московской квартире обнаружена пятилетняя девочка, не умеющая ничего, даже говорить… Наши истории банальны и по столичным меркам скучны, но и они способны вызвать ком в горле и чувство неподдельного сострадания у любого нормального человека. Сотрудники приюта «Ялкын» могут рассказать о детях, которые только попав в стены учреждения, впервые в своей жизни научились пользоваться зубной щеткой и узнали, что одежда может быть чистой, а постель мягкой. Что взрослый может не только причинить боль, но и обнять, и пожалеть. К ним попадают ребята, для которых обычный леденец, цена которому несколько десятков рублей за килограмм, – невиданное лакомство.

Представляется, что детям, от которых отказываются сразу после рождения, повезло больше. Они имеют все шансы попасть к приемным родителям, не узнав о предательстве. А вот вернуть доверие уже все понимающего человечка, задающего себе и миру непростые вопросы, – задача в стократ более сложная. По плечу не всем. Но есть приемные семьи, в которых любовь побеждает все.

Те, кто, прошел школу приемных родителей и берет на воспитание в семью взрослых детей, достойны уважения. Они отдают себя без остатка. Дефицит внимания к ребенку со стороны родных они компенсируют своей любовью. Природа мудра. В таких семьях усыновленные дети даже внешне становятся похожи на приемных родителей, – отмечает Надежда Николаевна. –  Знаю несколько семей, где дети хвалятся – волосы как у папы, родинка как у мамы, точь-в-точь. На самом деле, это не вяжется с материализмом, но так есть.

Как признается Надежда Николаевна, истории, в которых родители, взявшись за ум, впоследствии ведут розыск своих отказных детей, – всего лишь выдумка кинематографистов. Никто из них не интересуется, где ребенок, как его здоровье, нужна ли помощь. В жизни такое случается крайне редко. 

Начальник отдела опеки говорит, чтобы изменить ситуацию, нужно в корне поменять общественное отношение к проблеме. В советские времена была практика – граждане, лишенные родительских прав, были позором, их имена публиковались в прессе, они подвергались осуждению соседей. На них показывали пальцем. Сегодня эта категория граждан не боится ни полиции, ни органов опеки, чувствует себя такими же членами общества, со всеми вытекающими правами. Государство и общественность порою проявляют к ним непомерную лояльность, а простые граждане, соседи и родственники предпочитают закрыть на проблему глаза по принципу «моя хата с краю». Но, если хочешь поменять мир, нужно начать с себя. Не делать вид, что тебя это не касается. Остановить занесенную для удара руку, одернуть папашу, распивающего пиво на глазах ребенка, сделать замечание невнимательной, беспечной матери. Большое начинается с малого.

Влад БОРИСОВ

Фото Рамиля Гади/ ИА "Татар-информ"

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: