Бугульминская газета

Не надо другого образца, если в глазах пример отца

Мой отец, Анатолий Никитович Пешин, родился в 1913 году в деревне Гремячка в большой дружной семье. У дедушки с бабушкой было 14 детей. Жили они натуральным хозяйством, работали от зари до зари. Во времена коллективизации деда, Никиту Михайловича, раскулачили, так как у него было две лошади, корова, кузница. Он умер...

В 1941 году трое сыновей Пешиных ушли на фронт, но вернулись только двое: мой отец и его брат Афанасий. На Николая Пешина пришла похоронка. Он был летчиком. Его имя высечено на мемориале у Вечного огня. В честь погибшего брата отец назвал меня Николаем.

Сам он был минометчиком, прошел всю войну, на Ладожском озере пробивал «дорогу жизни». Во время боевых действий получил тяжелое ранение и контузию, потерял много крови. В госпитале благодаря женщине-еврейке, которая прямым переливанием дала ему свою кровь, отец остался жив. После войны на костылях, инвалидом, вернулся в родные края.

Послевоенное время также было суровым: голод, разруха... Деревня держалась в основном на женщинах, стариках и подростках, так как многие ушедшие на войну мужчины домой не вернулись. Отец начал работать кузнецом: подковывал лошадей, делал деревянные сани, гнул полозья, весной чинил имевше-еся в деревне сельскохозяйственное оборудование.

В ту нелегкую пору райисполком назначил Анатолия Никитовича председателем Спасского сельсовета. Поля засевать было нечем, и он взял в долг в соседней Ефановке семена с уговором, что отдаст зерно в двойном размере, если уродится. К счастью, в тот год урожай выдался на славу...

Как рассказывал отец, дети тогда наравне со взрослыми трудились на полях, и он им за трудодни платил зерном. Об этом узнали в райисполкоме и вызвали «на ковер», где грозились отдать под суд за разбазаривание государственного имущества. За такую «самодеятельность» была прямая дорога в тюрьму. Но эта участь его миновала. Отец не побоялся угроз: прошедший войну и повидавший людское горе, он изо всех сил старался помочь односельчанам. Особенно детям, которые за кусок хлеба работали, не жалея себя.

В 50-е годы началась вербовка на Сахалин, и мои родители с маленькой сестренкой Аней уехали в Южно-Сахалинскую область, в город Синегорск. Там родился я. Но отца постоянно тянуло на родину, ведь в Гремячке оставалась его старенькая мать. В 1953 году, после смерти Сталина, семья решила вернуться в родные края.

…Путь домой лежал от бухты Корсаково через Татарский пролив. Тогда никто даже не предполагал, что впервые в СССР, а именно в Тихом океане, испытывали первую водородную бомбу. Взрывная волна дошла до Камчатки с одной стороны и до Японии - с другой. Многие поселения, расположенные на берегу, смыло водой.

Корабль, на котором плыли мы, находился уже в открытом океане, когда попал под эту страшную волну. Трюмы залило водой, а тех, кто находился на палубе, смыло в океан. Оставшиеся в живых были в страшной панике: кричали, плакали, давили друг друга. Капитан корабля успел послать сообщение о произошедшей трагедии. Через час пришел другой корабль, и людей пересадили с тонувшего судна. Мне было всего три года, но этот ужас я запомнил на всю жизнь…

Отец прожил трудную жизнь. Работал не покладая рук, являлся и кузнецом, и плотником, держал свое хозяйство, помогал людям, растил пятерых детей. На пенсии он находился всего десять лет. А пенсия-то была крохотная - 30 рублей. К нему частенько приходили друзья или знакомые - за советом или просто так, пообщаться. Все его звали просто Никитич. Шутил, хорошо играл на гармошке, балалайке, мог и сплясать. Он был душой любой компании. Но не любил рассказывать о себе. Многое мы, дети, позже узнали из воспоминаний мамы, Зинаиды Семеновны. Отец нас обожал, а маленьких называл зернышками. До сих пор все живы-здоровы. Четверо уже пенсионеры. Радовались наши родители появлению внуков и правнуков. А внуков у бабушки и дедушки - одиннадцать и правнуков семеро. Но теперь и мамы нет с нами. Она ушла из жизни в восемьдесят четыре года…

Анатолий Никитович Пешин был очень мужественным и справедливым человеком, мог найти выход из многих серьезных ситуаций. Он научил меня всему, что умел сам. Мог работать и с железом, и с деревом, и валенки валять. И что умею делать сейчас - перенял по наследству от него, а я, в свою очередь, передал свой опыт сыновьям Дмитрию и Анатолию.

И все же только с возрастом понимаешь, что отец значил для нас. До сих пор живу воспоминаниями о нем и горжусь им. Он был хорошим примером для младшего поколения Пешиных и заслужил, чтобы о нем помнили.

Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Реклама
  • 30 ноября 2017 в 11:13
    Мы делаем дороги безопаснее вместе
  • 29 ноября 2017 в 11:06
    Много лет прожил в Китае, но сумел сохранить родной татарский язык и культуру Базарбай Бикчентаев
  • Художественная выставка «Дарите людям красоту»
  • Выставочный зал Союза художников Татарстана «Нефтяной край» пополнился произведениями местных живописцев и картинами мастеров кисти из соседних городов
  • Акция «Вязаный город» прошла в Бугульме
  • В Бугульме открыли главную городскую елку
  • Центральную площадь готовят к новогодним праздникам
  • Дом Техники отмечает юбилей. Последние приготовления к концерту
  • Выставка «Благословенный мир» открылась в литературно-мемориальном музее Гашека
  • Елка на центральной площади «обрастает» иголками
  • На центральной площади идут работы по подготовке к Новому году
  • В Бугульме строят пирс для влюбленных