Бугульминская газета

Воспоминания о ВОВ или Как Милочка из Бугульминского района спасала раненых солдат в годы войны в эвакогоспитале

Все дальше уходят суровые, героические годы Великой Отечественной войны, но время бессильно перед памятью человека. В битве с врагом не на жизнь, а на смерть вместе с доблестными войсками шли по полям сражений и солдаты в белых халатах. В период войны в армии и на флоте находились более 200 тысяч военных врачей, свыше 500 тысяч фельдшеров, медицинских сестер и санинструкторов, многие из которых погибли на полях сражений. Широко разветвленная, четко организованная военно-медицинская служба работала напряженно и бесперебойно в годы войны.

Советские медики оказали помощь более десяти миллионам защитникам Родины. Они самоотверженно трудились как на фронте, так и в тылу. Вели героическую борьбу со смертью на линии огня, спасали жизни тяжелораненых в медсанбатах и госпиталях. Свой вклад в долгожданную победу внесли и медики, работавшие в эвакуационных госпиталях Бугульмы.

Людмиле было пятнадцать, когда началась война. Девочка только окончила восьмой класс и, как всегда, на каникулы поехала в Москву, с бабушкой. В конце июня, когда возвращалась домой, бабушка долго не могла купить билеты на поезд. Пришлось стоять в очереди несколько дней… Наконец билет был куплен.

Она рассказывала потом, что на вокзале было много народу. Люди сновали туда-сюда, в их глазах читалась тревога, отчаяние. Толком никто не мог сказать, что случилось. Мужчина (с ним были жена и трое детей), стоявший в очереди чуть впереди, негромко и как-то неуверенно сказал: «Началась война!». Бабушка, как стояла около чемодана, так и села на него. Вся очередь как бы сжалась в один комок, замерла, пытаясь понять услышанное… Повисла немая пауза. 

Людмила с детства научилась быть самостоятельной. Родители ее рано ушли из жизни. Оба были медиками, работали в бугульминской больнице и часто брали дочь с собой. Малышке очень нравились добрые люди в белых халатах, да и она была их любимицей. Врачи и медсестры просто обожали маленькую, добрую девочку и ласково называли ее Милочкой. А она, действительно, была мила душой и сердцем.

Большую часть времени Милочка проводила под присмотром бабушки – тоже медика, и ее судьба, можно сказать, была предрешена. После восьмого класса Людмила училась в фельдшерской школе и параллельно заканчивала десятилетку. Ребят, только что закончивших школу, забирали на фронт. Среди них была и ее первая любовь – Юра Рохманько.

Шел 1943 год. На втором курсе молодых медсестер тоже стали готовить на фронт, а в Бугульму начали эвакуировать раненых. Эшелоны с фронта шли беспрерывно. Людмила Леонидовна вспоминает: «На всю Бугульму была одна полуторка. Раненых грузили в кузов машины, тяжелых отправляли в первую школу, остальных – в железнодорожную. Молодые фельдшера по три часа в день проходили практику в этих эвакогоспиталях. С утра помогали ухаживать за больными, ассистировали при операциях. Доставали пули, перевязывали раны различной степени сложности. Бинты стирали и скатывали. У многих солдат во время перевозки с фронта начиналась гангрена. Гнойные раны надо было обработать и перевязать. Тяжело и страшно было смотреть на все это. Запах окровавленных бинтов и солдатского пота, измученные страданиями лица и стоны умирающих от тяжелых ран навсегда остались в памяти».

День и ночь в наших госпиталях трудились замечательные хирурги Земляницын Н. М., Сидоров Ф. И., Дворникова С. Ф. Вновь поступающих раненых осматривал ведущий хирург Земляницын Николай Михайлович, тяжелых – в первую очередь. Операция шла за операцией, большинство из них проводились в связи с осложнениями после ранений, такие как, например, остеомиелит (воспаление костного мозга гнойного характера), ампутация конечностей. Часто приходилось накладывать вторичные швы, удалять инородные тела (осколки, пули). Имели место и полостные операции.

Запомнился Людмиле один боец, которому осколком раздробило локоть, и рана напоминала дупло.  Когда она его перевязывала, он шутя говорил: «Смотри, Милочка, сейчас птичка вылетит», – и звонко смеялся. Его чувство юмора прибавляло сил, на душе становилось теплее.

Тем временем Бугульма фронтовая отдавала все силы для победы. Уборка хлеба была делом каждого. На поля выходили женщины и дети, собирали все до колоска. Все отправлялось на фронт. Сами жители пекли лепешки из лебеды, выстаивали большие очереди за водой, которую давали по талонам.

Молодые медсестры жили впроголодь – спасал госпиталь, который хоть как-то снабжали продовольствием. Больные прятали еду и тайно подкармливали сестричек. С фронта в госпиталь попадали и бугульминцы. Иногда по ночам, тайком их отпускали домой, хотя и не положено было. Ведь потом они вновь должны были вернуться на фронт. Так что хоть недолго, но они могли побывать в семьях.

Как-то в Бугульму эвакуировали актеров из Москвы и Житомира. Людмила подружилась с приезжим мальчиком Алешей, который помогал своей маме в театре. Он часто приглашал ее с подругами смотреть спектакли. Иногда угощал местных девчонок продуктами, привезенными из столицы. Творческие встречи с актерами помогали бугульминцам переносить тяготы войны, верить в скорую победу. Дружба с Алексеем Баталовым длилась многие годы.

Окончилась война. Это было под утро, Людмила еще спала, когда вдруг в окна училища стали стучать и кричать: «Война кончилась! Ура-а-а, победа!». Медсестры, врачи, ходячие больные – все выбежали на улицу и радостно кричали, плакали, обнимались, ликовали… Люди встречали Победу!

Но самые тяжелые годы предстояло пережить после войны. Надо было восстанавливать разрушенное народное хозяйство. Не было ни строительных материалов, ни гвоздей. Голод и болезни буквально косили население. Чтобы выжить, люди варили и ели все, даже траву и замерзшую картошку. В Бугульме было много эвакуированных медсестер и санитарок из Эстонии и Латвии, которых поселили в бараках на краю города. Местные делились всем, чем могли: кто едой, кто одеждой. Трудно жили, но дружно.

– После войны вернулся мой Юра Рахманько. Я уже работала в центральной районной больнице, – продолжает свой рассказ Людмила Леонидовна. – Недолго думая, мы сыграли свадьбу. Юру, как военнообязанного, направили в Польшу. В этой братской стране продолжали бесчинствовать фашистские группировки. Военным надо было навести порядок, восстановить мир. Наша молодая семья несколько лет прожила в Польше, где я работала медсестрой.

Запомнился такой случай. Когда мы въезжали на территорию Польши, поезд остановила банда фашистов. Они ворвались в вагон и стали обшаривать купе. Всех, у кого находили оружие, расстреливали на месте. Тогда погибло много невинных людей. Нас с Юрой спасло то, что я знала польский – бабушка научила, она говорила на нескольких языках. Когда бандиты на польском спросили, везем ли мы оружие, я ответила, что нет. Видимо, они решили, что мы местные, и не стали обыскивать наше купе. 

Всю жизнь Людмила Леонидовна Москвичева посвятила медицине. Всякое было в ее жизни, но навсегда в памяти остались именно военные годы. И чем дальше уходит война, тем величественнее стает перед всем человечеством беспримерный подвиг военных врачей, фельдшеров, санинструкторов, медицинских сестер.

Героиня моего рассказа сегодня живет в соседней квартире. Около пятидесяти лет она посвятила медицине, и никогда не отказывала людям в помощи: кому укол сделает, кому нужное лекарство посоветует. Богатств не нажила, но всегда пользовалась уважением. До сих пор эту скромную бабушку все зовут Милочкой, потому что сердцем милая.

Я родилась в мирное время, но, обращаясь к землякам-бугульминцам и своим сверстникам, хочу сказать: чтобы не повторилась эта ужасная война, чтобы наша земля никогда не содрогалась от взрывов бомб и снарядов, чтобы не плакали матери, и дети не оставались сиротами, знайте и помните, какой ценой нашего народу досталась Великая Победа!

Тэя ТРУШКИНА,

6 класс, школа № 5

Фото из личного архива

автора и открытых источников

 

Справка «БГ»

За четыре года войны (с 1 июля 1941-го по 1 июля 1945 года) в 48 эвакуационных пунктах ТАССР было развернуто 87 госпиталей, из них 24 передислоцированы в другие местности по мере удаления фронта от города Казани, 24 госпиталя свернуты, два переданы в ведение НКО, еще один – в другой ЭП.

С 20 июля 1941-го по 16 сентября 1945 года в Бугульме функционировал эвакогоспиталь № 2 784 (1941 год – 600 коек, 1942 год – 700).

ЭГ размещался в школах (№ 1, № 65 и интернат слабослышащих детей) и городской больнице. За период войны в госпитале на излечении находились 7 804 раненых и больных. В настоящее время установлены сведения о 56 воинах, умерших в Бугульме.

«История эвакогоспиталя  № 2784, г. Бугульма, 1941-1945»

Подписана  начальником госпиталя майором медслужбы

И. И. Лапшиным 30.09.1945 г.

Хранится в краеведческом музее г. Бугульмы

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: