Бугульминская газета

Воевал на фронте и в мирное время

В ясный летний день 22 июня 1941 года на территорию СССР без объявления войны вторглись вооруженные до зубов армады войск фашистской Германии. Началась Великая Отечественная война. За считанные дни враг продвинулся далеко вглубь страны, сея ужас, смерть и разрушения.

Шайхи Хайрутдинович Гамберов войну встретил на литовской границе. Родился он в 1914 году в деревне Татарский Янтык Лаишевского района ТАССР. В 1937 году, работая редактором газеты Казанского мехового комбината, вступил в ряды РКП(б). По направлению партии был мобилизован в органы НКВД. Призван 8 января 1940 года Татоблвоенкоматом. С января по март 1940 года воевал с белофиннами (оперуполномоченный особого отдела), с февраля 1943 по февраль 1945 года - на Ленинградском и 1-м Украинском фронтах (заместитель начальника ОКР «СМЕРШ», имел награды: Орден Отечественной вой-ны II степени, два ордена Красной Звезды, медали «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Воевал с первого дня до победного конца.

После демобилизации он, бывший контрразведчик «СМЕРШа» («Смерть шпионам»), партией был направлен в Азнакаево начальником МГБ. В 1952 году в связи со сложной оперативной обстановкой в Бугульме туда назначен начальником отдела внутренних дел, где прослужил до 1964 года, затем ушел на заслуженный отдых. После службы в милиции он возглавлял штаб народных дружин города и района.

Перед написанием этой статьи автору удалось встретиться с его дочерью Розой Шайхутдиновной, которая рассказала о жизни отца-фронтовика. Она долгое время работала медсестрой кардиологического отделения в центральной районной больнице, когда главным врачом являлся Е.Сигал. Сейчас на заслуженном отдыхе, но продолжает трудиться провизором в одной из частных аптек города. Ее дочь Алина учится на четвертом курсе Международной академии туризма, и ей нужно помогать материально. Роза рассказала, что отца звали Шайхутдин, а ему нравилось Шайхи, так и остался при этом, а она фактически Роза Шайхутдиновна.

- У нас в семье было четыре мальчика, а отцу очень хотелось девочку. Он маме говорил: «Ты рожай, рожай, пока мне не родишь девочку», и ему повезло, пятым ребенком стала я. Отец был счастлив. Он маму Гасиму Закировну сильно любил, ведь она была очень красивой. Работать ей не разрешал, и она занималась воспитанием детей. Папа был отличный семьянин, строгий, справедливый. Нас не ругал, но один его взгляд дисциплинировал. Наша семья жила скромно. Вспоминаю, что у папы во дворе стоял сарайчик, а в нем - мотоцикл «Урал» с люлькой, на котором он выезжал в сад-огород, что находился в районе стадиона «Энергетик». Однажды к нам утром зашла соседка и спросила, дома ли папа. Мы сказали, что он спит. «А почему сарайчик открыт?». Мы пошли туда, а мотоцикла нет. Украли. Воришку так и не нашли, а через несколько лет обнаружили останки мотоцикла. Папа не мог обходиться без транспорта. Поехал в Альметьевск к начальнику орса А.Тиглеву, и тот помог ему купить новый мотоцикл «Урал» за наличный расчет. На нем папа ездил до 75 лет. В последнее время он очень плохо себя чувствовал: у него было высокое давление - последствие войны и стрессовой тяжелой работы в милиции. Лечащий врач предлагала ему обследование и получение инвалидности, но папа отказался. «Я с фронта пришел, а тут еще инвалидность». Так и жил со своим недугом и работал в тяжелых условиях послевоенной разрухи. Пропадал на службе часто, возвращался иногда утром. Личному составу милиции тоже приходилось несладко: обстановка была сложной, жалованье мизерное.

Как вспоминал ветеран войны с Японией и уголовного розыска полковник милиции в отставке Ю.Жихарев, Ш.Гамберов был самым лучшим начальником отдела внутренних дел. Честный, порядочный во всех отношениях и специалист отменный. Служба в контрразведке наложила свой отпечаток в милицейской работе, особенно в розыске. Принцип работы: пока не будет раскрыто допущенное опасное правонарушение - никакого отдыха. Следы преступления исчезают, злоумышленники тоже не сидят, заметают следы. Шайхи Хайрутдинович не чурался черновой работы, лично вникал в дело и руководил розыском, не подменяя подчиненных.

Дочь бывшего контрразведчика, а затем начальника ГРОВД Ш.Гамберова живет сегодня в старом двухэтажном здании барачного типа в двух небольших комнатах, хотя заслуживает большего.

На столе две фотографии. На одной - молодой подполковник Гамберов с товарищем по контрразведке и надпись: «День Победы. Дрезден. Май 1945 года». На второй - пожилой подполковник милиции Гамберов - «Бугульма, стадион «Энергетик», 1990 год, 45 лет спустя». И надпись: «Последний парад начальника милиции Гамберова».

Роза Шайхутдиновна вспоминала, что отец был другом тогдашнего министра МВД нашей республики генерала милиции С.Япеева. Оба фронтовики, уважали друг друга и понимали с полуслова. Когда министр по службе приезжал в Бугульму, то останавливался у нас, не любил гостиниц. Я еще в те годы девчонкой была. Но очень запомнился случай, когда генерал подарил мне красивую, богатую по тем временам куклу. Я так обрадовалась и благодарила его. В послевоенные годы такие игрушки являлись роскошью.

- Когда папу назначили начальником милиции, он стал наводить в городе и райотделе милиции порядок, - вспоминает Роза Шайхутдиновна. - Кому-то это не нравилось, и в наши окна стали кидать камни, подбрасывали письма с угрозами, а потом даже в окна квартиры стреляли. Конечно, мы пугались, и отец стал брать домой табельное оружие.

Время было опасное и тревожное. Происходила в полном объеме бериевская амнистия, бандиты и матерые уголовники выпускались на свободу и творили свое черное дело: убивали, грабили… В кинофильме «Холодное лето 1953 года» хорошо показан разгул преступности после этой амнистии. Подробно описал в своих книгах бывший оперативник местного угро И.Шерстнев ликвидацию банды Куковякиных в составе пяти головорезов. На территории сразу трех районов республики, в треугольнике Бугульма-Альметьевск-Лениногорск, появилась банда налетчиков. В Бугульме она совершила ряд дерзких разбойных нападений на граждан, пыталась вскрыть сейф кассы мясокомбината. В Лениногорске нападение на кассира автовокзала, которая везла дневную выручку в банк. В Альметьевске - на магазин. Были человеческие жертвы. Пришлось вызывать опытных сыщиков из Казани - бывшего «смершевца» Р.Бикмухаметова и К.Новикова. Дело было взято под особый контроль министра С.Япеева. По его указанию в Бугульме создали штаб по розыску бандитов. Начальником штаба С.Япеев назначил Ш.Гамберова для координации работы по розыску преступников всех трех районов отделов милиции. Банду в полном составе удалось задержать. Судила ее выездная сессия Верховного суда ТАССР в Бугульме в помещении драмтеатра. Зал был забит до отказа. Верховный суд приговорил всех пятерых бандитов к высшей мере наказания - расстрелу. Приговор привели в исполнение. За ликвидацию банды всех участников спецоперации поощрили.

А подобных громких преступлений, раскрытием которых руководил Шайхи Хайрутдинович Гамберов, - десятки. Фронтовая закалка в контрразведке обязывала и многому научила.

Как вспоминает его дочь, не всем нравилась жизненная позиция отца - служба по закону. Поэтому над ним сгущались тучи. «Сгорел кинотеатр «Мир», случился пожар в райотделе милиции. Но, по-видимому, кому-то из стоявших у власти несговорчивость папы встала поперек горла. Отец вместе с начальником ОБХСС Халзиным собрал приличный материал и проводил разработку расхитителей. Ущерб тянул более чем на 40 тысяч рублей. По тем временам - это большие деньги. Подробностей я не знаю, - сказала Роза Шайхутдиновна, - но история началась с новогодних подарков. При-ехал к нам домой водитель отца и внес большой ящик с подарком: спиртное, мясопродукты, фрукты, деликатесы и попросил маму расписаться в их получении. Приехал отец, выслушав, в чем дело, очень рассердился. Вызвал шофера и велел увезти все обратно. Позже выяснилось, что такие «подарки» получили все городские начальники. Был скандал, потом отца сняли, а начальника ОБХСС Халзина в Альметьевск перевели. Даже фронтовик, генерал Япеев не мог заступиться, потому что под обкомом «ходил» и ссориться с местными властями не мог. Потом горком партии поставил своего бывшего третьего секретаря начальником милиции. Они там, в горкоме, думали, что все могут: сеять, лечить, учить, милицией командовать. Вот не-опытный ставленник горкома и «сгорел»: опыта нет, а власть получил большую. Стал пить, пошли связи с женщинами. Его сняли. Генерал С.Япеев прислал Бари Курбановича Курбанова. Он отдел поднял и память оставил хорошую, даже выстроил новое здание милиции на улице Октябрьской, 7».

Шайхи Хайрутдинович, выйдя в отставку в чине подполковника милиции, дома не засиживался: не в его характере это было. Устроился начальником АХО в институт «ТатНИПИнефть» и плодотворно там трудился. Дисциплину держал так же, как в органах, был очень щепетилен в вопросах, касающихся его семьи.

Однажды произошел такой случай. Женщина пришла к Гамберовым домой и его супруге принесла банку меда, мол, за помощь в трудоустройстве. Та, зная характер мужа, мед не взяла. Когда вернулся Шайхи Хайрутдинович и обнаружил эту банку около порога, сильно рассердился. «На другой день «подарок» унес на работу и вернул этой женщине, пристыдив: «Я тебя не за банку меда взял на работу». Женщина, конечно, на него обиделась. Вот такой казус был. Я горжусь своим отцом», - сказала дочь.

Шайхи Хайрутдинович и после работы в институте трудился на лесоторговой базе директором, но здоровье было уже подорвано войной и работой в органах. И как-то вечером приехал на мотоцикле из сада-огорода и не мог с него слезть: помогли соседи, вызвали «скорую». Лежал дома, в больницу ехать отказался, болел сильно. Пришли из горкома, принесли подписные книги, и он переволновался.

Ветеран войны и органов внутренних дел ушел из жизни 26 февраля 1990 года. Так он нашел свой последний приют на бугульминской земле. Его супруга, Гасима Закировна, умерла через 15 лет и покоится на новом татарском кладбище.

Роза Шайхутдиновна и ее дочь с теплом вспоминают советские годы: «Жили хорошо, хотя и небогато. У папы было жалованье 130 рублей, у меня - 60 рублей. Я умудрялась (конечно, папа немного помогал) съездить в Москву, Ленинград, Сочи, Болгарию, Чехословакию. Люди тогда были открытые, добрые, отзывчивые. Жили все в основном на одном уровне. Сейчас получаем тысячи, но все «съедает» этот монстр ЖКХ».

В преддверии 67-й годовщины Великой Победы вспоминаются слова поэтессы О.Бергольц, написанные ею в блокадном Ленинграде: «Никто не забыт, ничто не забыто». Да будет так!

Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Реклама
  • 22 ноября 2017 в 16:04
    Сохранение родного языка
  • 17 октября 2017 в 10:57
    Здоров
  • В Бугульму привезли картины художников Башкортостана
  • В Бугульме вспомнили жертв ДТП
  • Очередная сельскохозяйственная ярмарка прошла в Бугульме
  • С наступлением холодов временно "заморозили" реконструкцию стадиона
  • Митинг в честь 100-летия Октябрьской революции
  • Парк культуры и отдыха в первые дни ноября
  • Новая экспозиция выставочного зала
  • В Бугульме появилась "Нулевая верста"
  • V чемпионат федерации по рубке шашкой «Казарла в Бугульме-2017»
  • На сельскохозяйственной ярмарке бугульминцы смогли купить овощи, мясо, мед