Бугульминская газета

В награду бугульминке – жизнь

Я смотрю на свою собеседницу и вижу перед собой счастливую женщину. Да и сама Валентина Николаевна Янчук считает себя таковой. И пусть ей уже немало годочков, и здоровье подводит всё чаще, и нет уже рядом многих родных лиц. И всё равно эта женщина счастлива! Может быть, потому, что выпало на...

«Молодёжь - на фронт!»

Шёл второй год войны. Фашистские войска, рвавшиеся к Москве, были остановлены Советской Армией и отброшены от столицы. По всему фронту, от севера до юга, шли ожесточённые, кровопролитные бои с врагом.

В те дни в далёкой от сражений Бугульме молодёжь призывного и допризывного возрастов ежедневно с утра до ночи «атаковала» кабинеты военкомата. Парни и девушки рвались на фронт, на помощь воюющим с немецкими захватчиками своим отцам, старшим братьям и сёстрам. Среди молодых бугульминцев (так же, как и по всей стране) существовал девиз: «Молодёжь - на фронт!»

В числе таких добровольцев была и Валентина Варакина. Перед её упорством и настойчивостью военком отступил и, в нарушение действующих установок, оформил 17-летней девушке мобилизационные документы. С волнением перед грядущими переменами в жизни и неизвестностью покидала она военкомат…

Валентина Варакина, простая русская девчушка, родилась в семье потомственных железнодорожников. Её дед Василий Варакин ещё в 1911 году после открытия движения по Волго-Бугульминской железной дороге прибыл в Бугульму в числе других рабочих и специалистов на строительство и обслуживание паровозного депо. Его сыновья - Николай, Василий и Дмитрий - тоже трудились здесь по различным специальностям.

В семье Николая Васильевича Варакина было четверо детей - двое сыновей и две дочери (одна из них - Людмила - умерла в малолетстве). Валентине исполнилось шесть лет, когда не стало отца. Не имея возможности прокормить детей, мать отправила Валю к своей одинокой сестре, работающей агрономом в селе под Казанью. Здесь девочка получила начальное образование. Вскоре тётя вместе с племянницей возвратилась жить в Бугульму. Валентина продолжила обучение в железнодорожной школе № 56, затем - в школе № 2.

Чтобы поддержать семью материально, она, не закончив 10 классов, поступила работать крановщицей грейферного крана на станционный угольный склад. Пришлось потрудиться и на металлострогальном станке в паровозном депо. Отсюда в декабре 1942 года Валентина отправилась на фронт.

На передовой

В тот год стояла суровая зима. В холодном вагоне, в ветхой одежонке и такой же обувке, они с землячкой, промёрзшие до костей, добрались до Москвы к месту назначения - в Чернышевские казармы. Здесь в спешном порядке комплектовались группы из девушек для обучения зенитно-артиллерийскому делу. Ускоренное обучение включало изучение всех типов отечественных и иностранных (немецкие, французские, английские, американские) самолётов, их характерные особенности, боевые и лётные возможности. Будущих зенитчиц по шуму моторов в небе учили определять типы самолетов и различать их как в светлое время суток, так и ночью. Практические навыки стрельбы из зенитных орудий они получали на боевых позициях противовоздушной обороны Москвы.

9 января 1943 года молодые бойцы приняли военную присягу. Всем раздали мужскую форму, меховые полушубки на три размера больше и такие же огромные кирзовые сапоги. Девчатам пришлось это всё урезать и подшивать. Валентину и её землячку направили для прохождения службы в 240-й отдельный зенитно-артиллерийский дивизион 53-й армии Западного фронта. Их боевым расчётом командовал сержант Е. Мартыненков. Несмотря на удалённость фронта от Москвы, ночные налёты немецкой авиации не прекращались. Бывали случаи их прорывов сквозь систему ПВО. Не забыть Валентине страшную картину: почти у самого Кремля, на Кузнецком мосту, от прямого попадания бомбы погибли все девушки соседнего зенитного расчёта - семь человек…

В такие моменты у защитников неба возникало чувство вины. А ещё - злость на летающих фашистских ястребов с крестами. Но их тоже беспощадно били в небе и на земле! Валентине приходилось видеть немцев битых, унылых, одетых и обутых в рваньё, трясущихся от холода и страха.

У войны

не женское лицо

Их зенитно-артиллерийский дивизион постоянно менял место дислокации. Мобильность передвижения техники и личного состава обеспечивалась на автомашинах ЗИС-3 («трёхтонка»). А бывало и так, что орудия приходилось тянуть на ремнях руками по размытым дорогам. Постоянная смена позиции - это тяжёлый труд даже для мужчин. Требовалось вручную, лопатами, выкопать ячейки для укрытия орудий, траншеи, блиндажи. Сколько перекидалось земли девичьими руками - одному Богу известно!

Девушкам приходилось подносить к орудиям 10-килограммовые ящики с боекомплектом снарядов. И каждая из них в любой момент должна быть готовой занять место в боевом расчёте. В разное время Валентине довелось побывать второй наводчицей орудия, дальномерщицей, телефонисткой. Особенно ответственной была обязанность наводчицы орудия. От быстроты точного вычисления исходных данных по летящему объекту зависела эффективность поражения цели. 240-й артдивизион охранял небо над столицей в разных точках дислокации: под Волоколамском, в Калининской области...

Валентина Николаевна до сих пор не может без содрогания вспоминать случай, произошедший с ней зимой на позиции под Волоколамском и едва не стоивший ей жизни. Дивизион располагался в лесу. Стояла зимняя лунная ночь. Для личного состава расчёта подошло время ужинать. Бывалый старшина обращается к Вале: «Вон тот огонёк видишь? Там в лесочке через поле находится полевая походная кухня. Сходи, дочка, принеси еду для бойцов». Возвращаясь, нагруженная провиантом Валентина посреди поля попала под внезапно начавшуюся бомбёжку. Взрывной волной девушку отбросило в сторону и почти всю засыпало снегом. С трудом откопавшись из снежного плена, контуженная, испуганная, вся в слезах, из последних сил добралась до своих. Рыдала: «Хочу домой! Боюсь!» Старшина по-отечески обнял трясущуюся Валю, успокоил добрыми, ласковыми словами. И потом сказал твёрдо: «Терпи, дочка! Будем бить немцев!». Впервые Валентина прочувствовала жестокие и беспощадные законы войны.

Вспоминает она и другой случай, когда гибель миновала её второй раз. Перед выдвижением артдивизиона на линию фронта Валя внезапно заболела малярийной лихорадкой, не могла ходить и несколько дней лежала в землянке, укрытая кучей одежды. А в эти дни группа зенитчиц выехала на переднюю линию фронта. И все погибли.

Вскоре их артдивизион вновь передислоцировался в Москву. Наступила короткая передышка. Здесь девушкам представилась возможность посмотреть столицу. Многие из них видели её впервые, а до этого - лишь на картинках. Валентина и её подруга так увлеклись экскурсией по городу, осмотром чудо-метро, что вскоре заплутались и не знали, в какую сторону идти. На выручку пришёл милиционер, который и доставил «экскурсанток» в расположение их части - Чернышевские казармы.

Курьёзный случай произошёл с первой боевой наградой Валентины - медалью «За оборону Москвы». Награждающий офицер вынимал медали из кармана брюк и вручал их перед строем бойцам. Не успели они покрасоваться на груди награждённых, как поступил срочный приказ возвратить их ввиду ЧП, которое произошло в этот момент в артдивизионе: застрелился ещё «зелёный» солдат. Но Валя не жалеет об уплывшей тогда награде, так как вручалась она без оформления удостоверения и считалась недействительной.

Разное пришлось ей испытать! Валентина Николаевна вспоминает, как поздней осенью 1943 года их артдивизион прикрывал воздушное пространство на дальних подступах к Москве в Калининской области в районе впадения реки Шоша в водохранилище, над которым нависал арочный железнодорожный мост огромной протяжённости. Внезапно фашистские самолёты, прорвавшись ночью через зенитный огневой заслон, несколькими прямыми попаданиями обрушили мост. На его восстановление срочно направили воинские части, находившиеся в округе, в том числе и команду зенитного дивизиона. Работали девушки несколько часов, находясь по пояс в ледяной воде.

В другой раз в трескучий мороз Валентине пришлось более трёх часов простоять на боевом посту в неутеплённых кирзовых сапогах. Произошло сильное обморожение ступни. В лазарете хирург приступил было к её ампутации, но, посмотрев на красивую девушку, отказался от операции, однако ногу спас. До сих пор Валентина Николаевна испытывает физическую боль.

Реклама

В один из дней 1944 года часть, в которую входил артдивизион, расформировали. Приказом командования он был введён в состав 3-го Белорусского фронта и железнодорожным эшелоном направлен в город Мценск. Здесь зенитным огнём прикрывал водные переправы, поддерживал наступление советских войск, защищал город и боевые объекты от налётов вражеской авиации.

В конце 1944 года войсками 3-го Белорусского фронта была освобождена Латвия. Но там продолжались столкновения с разрозненными группами немцев. Кроме того, латвийские боевики постоянно совершали террористические акты: убивали одиночных советских военнослужащих, отравляли воду в колодцах и продукты. Много наших воинов в те дни и после победы погибли от пуль оставшихся немцев и местных националистов.

В связи с этим командование издало приказ передвигаться личному составу только вооружёнными группами. Всем приходилось быть в постоянной боеготовности. Однажды лишь по счастливой случайности личный состав, боевая техника и орудия артдивизиона уцелели (для Валентины это был уже третий случай спасения). Прибыли они железнодорожным эшелоном из шести вагонов на одну станцию и едва успели выгрузиться, как налетела вражеская авиация. Пять вагонов были разнесены в щепки…

Здесь, в Латвии, она получила свою первую награду - медаль «За боевые заслуги».

Победа и любовь

День Победы Валентина встретила в городе Тильзит. Ранним утром вокруг началась стрельба из всех видов личного оружия. Воины, не скрывая чувств, плакали, обнимались, целовались. Все ликовали.

В эти весенние дни вошла в сердце ефрейтора Варакиной любовь. Взаимные чувства возникли между ней и её командиром, сержантом Евдокимом Мартыненковым, с которым прошли вместе все эти военные годы. В июне 1945 года в литовском городке Таураге они зарегистрировали свои отношения (накануне вышел приказ, разрешающий официально оформлять браки). Свидетелем со стороны жениха был командир соседней батареи, невесты - её подруга, медсестра Тамара.

Молодожёнам дали трое суток отдыха от воинской службы. Старшина определил им «отдельное жильё». Оно представляло собой единственную уцелевшую от бомбёжки стену, вдоль которой стоял небольшой стол, а на нём - оставленный бежавшими немцами аккордеон. «Это было наше первое супружеское жилище», - с улыбкой вспоминает Валентина Николаевна. Впрочем, на всём боевом пути от Москвы и до Тильзита, Кёнигсберга она не видела уцелевших домов: стояли лишь печные трубы и пепелище вокруг.

Никто не мог предположить, что красавица-медсестра - свидетельница молодожёнов - через несколько дней, купаясь в реке Неман, погибнет от немецкой пули.

Дальнейшая судьба Валентины Николаевны сложится так, что ей через 30 лет вновь доведётся встретиться с фронтовым командиром батареи, тогда ещё лейтенантом, а ныне преподавателем морского училища в Евпатории - полковником Андреем Харитоновичем Янчуком, связать с ним судьбу и счастливо прожить в любви более 20 лет, до самой его кончины.

Женский состав артдивизиона демобилизовали раньше мужчин, которым предстояло служить до конца 1946 года. Валентине нужно было возвращаться в Россию одной, без мужа. Перед расставанием она с боевыми подругами зашла в парикмахерскую сделать завивку (в войну волосы стригли коротко). Оттуда она вышла похорошевшая, но без полевой сумки, в которой находились проездные и воинские документы: похитил вор. Особенно сожалела Валентина о фотографиях, где она была снята с подругами. Если бы не помощь и поддержка девчат, сочувствие проводницы вагона, Валентина не представляла себе, как бы добиралась до дома - без денег, без проездных документов, без еды.

Сейчас она с улыбкой рассказывает о своём возвращении домой: «Одной рукой обнимаю мешишко с сахаром (на фронте его выдавали вместо махорки некурящим), в другой руке - рулон ткани для пошива постельного белья».

Мать не сразу узнала в ней свою дочь. В избе не на чем было спать. У соседей попросили сено, набили его в чехол из ткани. Так и устроили постель на первое время. Валентина долгое время не могла слышать репродуктор - стальной голос диктора, громкие шумы напоминали ей военную обстановку, гул летящих самолётов.

Мирная жизнь

После демобилизации возвратился муж, и началась мирная жизнь, о которой так мечтали молодожёны в мае 1945 года, уединившись на берегу Немана. Тогда им виделось всё в «розовом цвете» - юность, первая любовь и счастье впереди. В 1947 году радостным событием в семье Мартыненковых стало рождение двойняшек - мальчика и девочки.

В 1951 году Валентина вновь пришла в родное паровозное депо. Здесь её определили ученицей-лаборанткой в химико-техническую лабораторию. Энергичная, общительная, смекалистая, Валентина Николаевна стала душой коллектива. Как перспективную работницу, руководство депо направляло её на специальные курсы при институтах Хабаровска и Ташкента. Она впервые в депо организовала прачечную и заведовала ею, несколько лет работала в отделе снабжения. С 1980 года - на заслуженном отдыхе.

Фронтовые заслуги её отмечены орденом Великой Отечественной войны I степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне» и другими.

Послесловие

…Слушая свою не по годам энергичную собеседницу, видя её доброе открытое лицо, молодые, с задорной искоркой глаза, удивляешься, как же сильно духом жизнелюбия наше старшее - военное - поколение.

Сегодня Валентина Николаевна окружена заботой и вниманием своих близких. Она с любовью и гордостью говорит о дочери Наталье, которая, имея высшее геофизическое образование, многие годы добросовестно работала в Бугульминской промыслово-геофизической конторе; о внуке Алёше - высококлассном специалисте БМЗ, о правнучках - Елене, студентке Альметьевского нефтяного института, и Катюше, ударнице-третьекласснице.

Все важные новости района читайте в нашем Telegram-канале «Интересная Бугульма»

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: