Бугульминская газета

Как бугульминка чуть не подорвалась на минах во время войны

Уходят в прошлое целые поколения живых свидетелей суровой эпохи Великой Отечественной войны.

Однако многие освободители Родины и стран Европы от «коричневой чумы» ещё живут среди нас, являясь примером беззаветной любви к Отчизне. Им уже по 90 лет, а некоторым и больше. Они пережили всё: и горечь отступлений, и безысходность окружения первого периода страшной войны.

Не сладко пришлось и тем, кто оставался ковать победу в тылу. После ухода мужчин на фронт их жены, сестры и дети-подростки садились за штурвалы комбайнов, тракторов, становились у станков, отдавали все свои силы, работая под девизом: «Всё для фронта, всё для Победы!». Наравне со взрослыми трудились и ребятишки, на хрупкие плечи которых легли все тяготы жизни. Им, детям войны, потерявшим отцов, сейчас уже по 70-75 лет, и они также нуждаются в заботе и поддержке государства.

Минзиган Сингатулловна Минлибаева, 88-летняя труженица тыла, ныне ветеран войны, родилась в деревне Новая Мактама Альметьевского района в семье колхозника. У её родителей было двое детей, обе дочери. На начало войны старшая сестра проживала отдельно со своей семьёй, а Минзиган училась в восьмом классе. Об учёбе пришлось забыть, так как многих сверстников, в том числе и её, забрали в Казань на военный завод. Работали за станками по 14 часов, собирая гранаты. Было очень трудно и голодно, суточная норма хлеба составляла всего 400 граммов. Только на втором году работы стали выдавать кое-какую одежду. Случалось, что некоторые подростки, не выдержав испытаний, покидали рабочие места.

Через некоторое время завод перебазировался в другое место, а детей-подростков распустили по домам. Минзиган со своими подругами добирались до своей деревни из Казани пешком. После возвращения её тут же определили в бригаду на полевые работы. Приходилось трудиться от зари до зари наравне со взрослыми. К делу относилась ответственно, понимая, что их труд способствует приближению победы. Молодость и вера во всё лучшее спасали и придавали ей сил. Зимой Минзиган была конюхом. Вся работа в поле ложилась на лошадей, а кормить их было нечем - по утрам животных поднимали на ноги за вожжи.

После Сталинградской битвы наступил перелом, и немцев погнали на запад, где продолжались ожесточённые бои. Но, несмотря на это, правительство страны стало думать о восстановлении разрушенного народного хозяйства в освобождённых от немцев городах и сёлах. Так, из всех районов страны в Украину стала поступать гуманитарная помощь. Внесла свою лепту и Татария. Для восстановления животноводства в 1944 году было направлено туда 102 головы отборных телят с коровами. Для доставки «груза» к месту назначения создали группу из пяти комсомольцев (четыре девушки, одна из которых - ветврач, и юноша, уполномоченный). В состав группы включили и Минзиган. Это было спецзадание с разработанным маршрутом прохождения и пунктами остановок. К стаду прикрепили лошадь с телегой, гружёной пожитками. Охраны и оружия не было. За животных и девушек отвечал уполномоченный, совсем ещё мальчик.

4 мая 1944 года стадо переправили через Волгу на пароме, а далее пошли своим ходом. Проходя просёлочными дорогами, они своими глазами видели масштабы разрушений сёл и деревень.

- До Москвы еще можно было где-то остановиться, разместить животных на ночлег, получить кров для себя, - вспоминала Минзиган Сингатулловна. - А дальше начались настоящие испытания. Проходя по территории Московской области, где недавно шли ожесточённые бои, видели, как по обе стороны дороги земля была сплошь усыпана телами погибших солдат. То и дело слышались взрывы на минных полях. Местные жители предупреждали нас не пользоваться водой из местных рек, дно которых также было устлано трупами. Ночевали прямо в открытом поле или вдоль лесов. Почти на каждом шагу встречались захоронения. Проходя по Курской, Сумской и Полтавской областям, видели искорёженные танки, машины и тела погибших в позах, в которых их застала смерть. Идти по такой местности со всем стадом было невыносимо трудно.

Чувство страха, а также боль, засевшая ещё в неокрепших юных душах от увиденного, не покидали ни на минуту. Ребята пытались отыскать у погибших хоть какие-то документы, однако ни у кого их не было. Видимо, командиры, спешно покидая поле боя с оставшимися в живых бойцами и не имея времени на захоронения, забирали документы убитых с собой.

А группе следовало двигаться дальше: слишком велика была ответственность за сохранность стада. Лапти поизносились, путь продолжали уже босиком, в кровь разбивая ноги об искорёженный металл.

- Более страшную картину пришлось наблюдать возле Воронежа, - продолжает свой рассказ М. Минлибаева, - где по обе стороны дороги находились бывшие минные поля, усеянные останками погибших воинов сапёрных батальонов, расчищавших путь для продвижения наших войск на запад.

Говоря об этом, Минзиган Сингатулловна не скрывала слёз. Всё увиденное по пути следования вновь и вновь всплывало перед её глазами. Не забыть никогда, как при подходе к мосту им уступили дорогу двое возчиков, сидевших в телегах. Вместо лошадей были запряжены коровы. Не успела группа перегнать скот через мост, как за их спинами послышались взрывы - это возчики подорвались на минах…

Дальнейшее передвижение уже проходило по территории разрушенных или полностью сожжённых фашистами деревень и сёл с одиноко торчащими печными трубами. Оставшиеся в живых местные жители ютились в наскоро выстроенных землянках и шалашах. По-этому предоставить группе ночлег и обеспечить охрану стада они не могли. И что удивительно, никто из них не покусился на народное добро, но предупредили о возможности встречи с бендеровцами в местных лесах. Слух об их жестокости по отношению к мирному населению передавался из уст в уста. Поэтому приходилось вместе со стадом ночевать за околицей, в поле, тут же готовить нехитрые перекусы и латать истрепавшуюся одежду и обувь, ведь раздобыть новые было негде и не на что. Однако личные проблемы уходили на задний план. Главное было - сохранить стадо и доставить его в пункт назначения.

- А следить за животными было сложно, - вспоминает ветеран. - Коровы и телята разбегались в разные стороны. Тогда мы привязали к телеге корову Маньку, которая как бы вела всех за собой. Но в одночасье она пропала вместе с другой коровой. Со слезами мы разыскивали их повсюду, пока местный житель не подсказал, что, возможно, они у лесника. С большим трудом его отыскали: наши беглянки, действительно, оказались здесь. Мы поблагодарили его за сохранность. Однако двух коров всё равно лишились: они объелись клевера. Чудом удалось спасти остальных. Наевшись травы, коровы дружно ринулись к реке. А это означало верную гибель. Зайдя по грудь в воду, мы сумели всё-таки их выгнать на берег.

Начавшая свой путь 4 мая 1944 года группа завершила переход в конце октября. Со сбитыми в кровь ногами и потрёпанной одежде, они доставили телят и коров в пункт назначения - в «Заготскот» близ Днепропетровска. После сдачи скота им предоставили недельный отдых, хорошо покормили. А 3 ноября отправили на родину поездом через Харьков. Через четыре дня они были уже в Бугульме. За успешное выполнение спецзадания члены группы были награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

К слову, уполномоченный, отвечающий за группу и стадо, во время следования вёл дневник, куда записывал всё увиденное и пережитое. О судьбе дневника Минзиган Сингатулловна не знает, поскольку его оставили как отчёт в пункте назначения.

После возвращения М.Минлибаева осталась в Бугульме. Устроилась монтером пути в ПЧ-24, где трудилась 38 лет и откуда ушла на заслуженный отдых. Работа требовала больших физических усилий, приходилось волоком таскать тяжёлые рельсы, выгружать вручную пропитанные креозотом шпалы и также вручную их выкладывать, забивать костыли. В 1948 году она вышла замуж за Мухтара Закировича Минлибаева. На фронт он не попал по зрению. Во время войны работал диспетчером на железной дороге, а затем - механиком. Умер в 1990 году. Вдвоём они воспитали шестерых детей. Теперь у М.Минлибаевой 20 внуков и правнуков. В семье есть медики, сварщики, шофер и железнодорожники. Минзиган Сингатулловна сохранила ясность ума, доброжелательность, работоспособность и подвижность. Осталась такой же статной, какой была в молодости. Сейчас она живёт вместе со взрослой внучкой и внуком - шестиклассником Русланом, который души не чает в своей абийке. Помогает ей во всём: и в аптеку сбегает за лекарством, и если надо, давление измерит.

За свой многолетний труд Минзиган Сингатулловна удостоена званий «Ветеран труда» и «Ветеран войны», имеет многочисленные благодарности и Почётные грамоты, в том числе и от Президиума Верховного Совета РТ. А также - юбилейные медали и письма от президентов РФ и РТ.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: