Бугульминская газета

Из воспоминаний начальника уголовного розыска

Ветеран уголовного розыска 20-40-х годов прошлого века – Басос Николай Григорьевич, родился 15 декабря 1893 года в селе Шелтаки Новгород-Северского района Черниговской области. По неполным данным – он из запорожских казаков. С 1909 года жил в селе Микулино Бугульминского уезда.

Николай  батрачил с 16 лет у помещиков. С 1914 года пошёл на военную службу. После демобилизации в 1921 году из рабоче-крестьянской Красной Армии (Южный фронт) поступил в органы милиции, где прослужил 25 лет от рядового милиционера до начальника уголовного розыска. Был ранен в левую руку  из дробовика. Ранение оказалось серьёзным, хотели даже отнять кисть. Бугульминский хирург Земляницын чудом собрал ладонь и сумел сохранить четыре пальца. Будучи практически инвалидом, он продолжил руководить отделом.

За провёденную сложную оперативную работу в раскрытии крупных преступлений и принятые меры розыска Николай Григорьевич получил от руководства МВД благодарность и  премию в размере месячного оклада.  А ещё в придачу подарили отрез на костюм.  В 1940 году получил Почётную грамоту Верховного Совета ТАССР.

В 1943 году Николай Басос был отозван в Казань, где возглавил отдел по борьбе с диверсантами, бандитами и другими антисоветскими элементами. Был вторично ранен в левую руку, но только ниже плеча. Десять дней пролежал в госпитале, приехал на побывку домой и улетел в Казань на трофейном самолёте «Дуглас». 

Вот некоторые эпизоды из оперативной жизни начальника уголовного розыска Басоса Николая Григорьевича.

Преступников редко кто любит, но существовала особая криминальная «профессия», представителей которой все ненавидели люто. Речь идёт о конокрадах. Всеобщую ненависть населения  конокрады вполне заслужили. Ведь тот, кто украл у крестьянина лошадь, порой единственную, фактически обрекал на голодную смерть не только его самого, но и всю его семью. Дело в том, что в те далёкие времена, когда не было сельхозтехники, конь считался основой хозяйства крестьянина. С помощью четвероногой тягловой силы пахали, сеяли, перевозили урожай, ездили в город за покупками. Поэтому с пойманными конокрадами крестьяне расправлялись безжалостно. То есть устраивали самосуд, не дожидаясь, когда официальное правосудие отправит пойманного вора в места не столь отдалённые. Происходило это обычно следующим образом. На сельском сходе рассматривались все обстоятельства дела, проводились «прения» сторон, после чего конокрада обычно приговаривали к смерти. С казнью тоже не тянули – приговор быстро приводился в исполнение в тот же день. В этом участвовали все взрослые мужчины села. Делалось это для того, чтобы «связать» всех участников расправы кровью и никто не донёс об этом властям. Иной раз с пойманным конокрадом селяне обходились и более мягко. В целях «профилактики» отрубали топором пальцы на правой руке.  А вот пойманному повторно, во время похищения лошади, с таким увечьем грозила уже неминуемая смерть. В свою очередь конокрады объединялись в криминальные группировки с тесными связями и чётким распределением ролей. У них был свой специальный жаргон, хорошо отработанные приёмы конспирации. Имелась даже своя служба охраны. Среди конокрадов было много цыган, связанных со скупщиками краденого, – «лошадиными барышниками». Конечно, по лошадям вёлся особый учёт, оформлялись так называемые конские паспорта, в которых указывались особые приметы животного, возраст.

Сегодня по аналогичной схеме крадут уже не коней, а автомобили. Для современных «скамеешников» – так на блатном жаргоне называли конокрадов – это дело вполне безопасное. Ведь в случае поимки их ждёт не очень то и суровое наказание: небольшой срок вместо самосуда разгневанных пострадавших. Хотя, как сообщают иногда в криминальных сводках, угонщиков, пойманных на месте преступления, порой тоже избивают.

Как пишет в своих воспоминаниях Николай Басос, примерно с 1923 года на территории Бугульминского кантона и Бугурусланского уезда Самарской губернии организовалась целая группа конокрадов, которая терроризировала крестьян. Бугульминские конокрады похищали лошадей, угоняли их километров на 100-150, по подложным конским паспортам сбывали на территории Бугурусланского и других уездов. Бугурусланские конокрады действовали по аналогичной схеме. В августе 1925 года на территории Бугульминского кантона были задержаны четыре конокрада, которые проживали в деревне Куакбаш (ныне Лениногорский район). У них было изъято пять лошадей. Среди задержанных оказался Шайдуллин Фатых, по кличке «Фатташка». К нему с обыском нагрянула милиция, а он только улыбается: «Заходи, участковый, гостем будешь. Обыск? Делай, пожалуйста, найдешь коня, тюрьма веди, нет – со двора уходи». Однажды во время очередного визита к Фатташке милиционеры услышали конское ржание, доносившееся откуда-то сверху. Поднявшись по лестнице на чердак амбара, они увидели краденого коня, который стоял и сеном похрустывал. Хитрец не предполагал, что кому-то придёт в голову искать коня на чердаке.

Материалы для расследования были переданы Николаю Григорьевичу, который составил несколько версий  и расследование повёл грамотно и наступательно. Была проделана огромная следственно-оперативная работа с выездами и конвоем подозреваемых на подводах в населенные пункты Бугурусланского уезда (за 150 км.), изъятием украденных лошадей.

В результате было арестовано и передано в суд 37 конокрадов. Нашли и десять скрывавшихся преступников. Таким образом, шайка конокрадов была ликвидирована. В ходе следствия были вскрыты преступные связи с работниками военкомата, секретарями сельских советов и сотрудниками правоохранительных органов, ответственными за учёт и движение конского транспорта. За вознаграждение должностные лица выдавали липовые справки и таким образов способствовали совершению  тяжких преступлений.

Осенью 1934 года в Бугульме была задержана группа вооруженных преступников, бежавших из мест заключения, – главарь Краснов и его брат, которые были осуждены за совершённые преступления. Впоследствии было установлено, что они связаны с раскулаченными элементами, которые проживают в Бугульме. Часть из них имела свои дома, некоторые жили на частных квартирах. В процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий были установлены адреса притонов, за которыми велось наблюдение. Оказалось, что преступники группами выезжали в сельскую местность, похищали самых лучших лошадей, в большинстве племенных жеребцов, запрягали в сани, грабили имущество их  колхозных кладовых. Были случаи грабежа сельских магазинов. После себя они оставляли записки: «Был ветер. Ищите ветра» или «Колхозное брать не грех». Там, где их обнаруживали, они отстреливались и уезжали. С помощью принятых мер, в течение примерно месяца, были задержаны десять человек, у которых были изъяты лошади и награбленное имущество. Все задержанные оказались раскулаченными с поддельными справками из сельсоветов. Дело велось около четырёх месяцев. Было арестовано 30 преступников. Часть обвиняемых в особо опасных преступлениях были приговорены к расстрелу.

В 1944 году Николай Григорьевич Басос был награждён орденом Ленина, а в 1945-м – медалью «За победу над Германией», орденом Боевого Красного Знамени. Спустя год в звании майора милиции по состоянию здоровья вышел в отставку. Но без дела не сидел. Работал юристом на Бугульминском мясокомбинате, занимался садоводством и пчеловодством. На партийном учёте Николай Григорьевич состоял в отделе внутренних  дел, а затем его перевели на бугульминский винзавод, где они вместе с супругой оставались на партийном учёте как принципиальные  и  верные слову и делу коммунисты. Умер он 23 июня 1983 года, похоронен на городском кладбище.

Его сын – Юрий Николаевич Басос – долгое время работал учителем автодела в школе № 9 Бугульмы. Я лично учился в этой школе и вспоминаю, как нас, мальчишек, Юрий Николаевич учил ездить на мотороллере. Сейчас его уже тоже нет в живых.                  

В процессе подготовки и сбора материала для написания этих строк неоднократно встречался с внуком Николая Григорьевича - Георгием Юрьевичем Басосом, научным сотрудником института «ТатНИПИнефть». Он рассказал о своей династии и редкой фамилии, показал награды своего деда, подарил семейные фото. Мы побывали на могиле ветерана уголовного розыска, почтили его память. Кроме этого, ему была предложена помощь в обустройстве могилы деда. В канун 100-летнего юбилея УГРО мы вместе с молодыми сотрудниками отдела МВД по Бугульминскому району планируем посетить её вновь и возложить цветы.

Владимир ПАРШИН, председатель Совета ветеранов ОМВД РФ  по Бугульминскому району

Фото из семейного архива

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: