Бугульминская газета

Ветеран футбольного тренерского цеха Татарстана три сезона играл за бугульминский "Строитель"

Одному из ветеранов тренерского цеха Татарстана Владимиру Филимонову в этом году исполнилось 65 лет. Уроженец Марий Эл большую часть своей тренерской карьеры провел в Татарстане, работая в «КАМАЗе», Бугульме, и команде второй лиги «Алнас» из Альметьевска. А потом перешел на работу с детьми, и трудился директором футбольной школы Альметьевска, «КАМАЗа»,...

Одному из ветеранов тренерского цеха Татарстана Владимиру Филимонову в этом году исполнилось 65 лет. Уроженец Марий Эл большую часть своей тренерской карьеры провел в Татарстане, работая в «КАМАЗе», Бугульме, и команде второй лиги «Алнас» из Альметьевска. А потом перешел на работу с детьми, и трудился директором футбольной школы Альметьевска, «КАМАЗа», и сейчас трудится в ЦПМФ «Рубин». Но всей футбольной общественности он знаком, прежде всего, как отец Александра Филимонова - бывшего голкипера сборной России, ныне защищающего цвета тульского «Арсенала».
ЗАБИЛ ГОЛ КИЕВСКОМУ «ДИНАМО» НА ИХ ПОЛЕ
- Республику Марий Эл нельзя назвать изобильным в плане воспитания футболистов краем. У нас были воспитаны чемпион мира 1977 года среди молодежи Игорь Бычков, и Женя Дьячков, который потом долгое время играл за «Рубин». Тренировавший казанский клуб Александр Афонин - тоже наш воспитанник. На судейском поприще громко заявил о себе Александр Хохряков. Пожалуй, и всё. Петр Гордеев, братья Ненашкины, которые вначале играли, а потом тренировали команду Йошкар-Олы, известны куда меньше, как и еще один экс-рубиновец Сергей Панов, который, кстати, сейчас в Йошкар-Оле работает тренером по теннису. Из моих партнеров по йошкар-олинской «Дружбе» могу отметить еще Виктора Антиховича и Анатолия Быткина - известных футболистов, а потом и тренеров, но они приехали в Марий Эл из других городов. А так я стал первым воспитанником Йошкар-Олы, который сыграл в чемпионате СССР на уровне высшей лиги.
- И когда это произошло?
- Я вначале поиграл три сезона за «Строитель» из Бугульмы, потом пять лет за «Спартак» из Йошкар-Олы и в 25 лет меня пригласили в «Нистру» из Кишинева. Произошло это в 1974 году, когда я сыграл 23 матча, забил один гол, как сейчас помню киевскому «Динамо» на их поле. Действовал в том матче, большей частью, против Виктора Колотова, который очень удивился, увидев меня на поле. Мы же ровесники, и были знакомы еще по второй лиге, когда он играл за Зеленодольск, а я за Бугульму. Правда, в том матче мы проиграли, зато в Кишиневе обыграли их. Увы, это в итоге не спасло от вылета в первую лигу. Кстати, в том составе «Нистру» выступали два воспитанника тульского футбола Володя Карев и Игорь Надеин.
- Надеина я помню, он потом играл за украинские команды «Колос» из Никополя и днепропетровский «Днепр». А Александр Мацюра, в недавнем прошлом тренер «Рубина», в том «Нистру» играл?
- Играл, но он тогда был еще совсем молодой. В итоге, я четыре года выступал за «Нистру», три последних сезона уже в первой лиге, а потом вернулся в Йошкар-Олу, отыграл за «Дружбу» один сезон, и оттуда поехал «зарабатывать» в «Целинник» из Целинограда - команду второй лиги. Хотя у меня было предложение поиграть в «Рубине», еще в сезоне 1977 года, когда команда в последний раз выступала на уровне первой лиги. Но не судьба…
НАЧИНАЛ ИГРАТЬ В «СТРОИТЕЛЕ», И ЗАКОНЧИЛ ИГРАТЬ В «СТРОИТЕЛЕ»
- В Целиноград, который сейчас стал столицей Казахстана Астаной, мы из «Нистру» уезжали вчетвером. Поиграл я там два сезона, после чего Геннадий Костылев - известный советский тренер, потрудившийся и в Казани, пригласил меня в Череповец, в местный «Строитель». Получается, что я в «Строителе» начал игровую карьеру, только бугульминском, и в «Строителе» закончил играть, но уже в Череповце.
- И ушли на тренерскую работу?
- Да, вернулся в Молдавию, и десять лет трудился в СДЮСШОР «Нистру». Там же и начинал, по сути, тренироваться Саша Филимонов. Когда мы переехали из Йошкар-Олы в Кишинев, ему же было только девять месяцев.
- Я в Молдавии в 1990-1991 годах в стройотряде собирал помидоры. Кстати, вместе с нынешним депутатом Госдумы РФ и долларовым миллионером. И, честно скажу, посматривали на татарстанских студентов в Молдавии косо. Националистические настроения развивались вовсю, молдаване считали россиян оккупантами. Вы не почувствовали подобное отношение на себе?
- Тогда, перед развалом СССР, действительно, началась «румынизация» Молдавии. В том числе, и в футбол пришли люди, которые были настроены националистически, ориентируясь на Румынию, а не на республики Советского Союза. Более того, появлялись люди, у которых это было единственным «козырем». К примеру, у нас в Федерации футбола Молдавии начал работать человек, который ранее торговал пивом, а к 90-м годам стал одним из руководителей местного футбола. И пенял мне за то, что я руковожу командой на русском языке.
Я, кстати, едва не задействовал сына в юниорской сборной Молдавии, которую тренировал. Там у меня в составе были Александр Куртиян, Ион Тестимицану, которого мы называли Иваном, Ваней, Анатолий Тымбур, Юрий Осипенко. Это я вспоминаю тех, кто остался в футболе. А играл еще Игорь Гергиеш, которого я приглашал в дубль «КАМАЗа», а он в итоге с семьей выбрал переезд в Канаду. Но сын перед развалом Советского Союза вернулся в РСФСР, чтобы поступать на учебу в вуз. Отыграл в сезоне 1990 года за «Сталь» из Чебоксар, а в 1991 году за нашу родную «Дружбу» из Йошкар-Олы даже забил гол от ворот до ворот: не повезло «Торпедо» из Арзамаса. Вскоре и мы с супругой перебрались на малую родину. Дело в том, что там учился Саша и наша дочь Анна, они у нас двойняшки.
- Другой момент из моих воспоминаний. Приехав из России в Молдавию, мы ощущали себя как в раю. Пустые полки магазинов в Казани, в Москве, через которую транзитом мы ехали в Молдавию. А там продуктовый рай, причем, в деревне. Конкретно, в поселке Зырнешты Кагульского района. Полки магазинов ломились, наверное, и в Кишиневе, где вы жили. Отсюда вопрос - как вы перенесли возвращение из продуктового рая тех лет в буквально нищую Россию?
- Тяжело. В Молдавии действительно было продуктовое изобилие. Мы же не застали той «талонной» системы, которая охватила РСФСР с начала 80-х годов. Когда по талонам было все - мясо, масло, колбасы, водка, спички. В этом плане Молдавия каталась, как сыр в масле. Мясо - какое хочешь, любые фрукты и овощи по копеечным ценам. Килограмм помидор шел по десять копеек, почти даром. Когда к нам в Кишинев приезжали родственники из Йошкар-Олы, они белой завистью завидовали, говорили, что «Вы тут в коммунизме живете». На Черное море в Одессу можно было на электричке доехать. Я бы, может, и остался в Молдове, тем более, что футбольные термины на молдавском я потихоньку осваивал, но дети уже учились в России. И националистические настроения позитива не прибавляли.
- Любые легионеры, помимо специализированных футбольных терминов, запоминают, прежде всего, местные матерные выражения.
- И с этим у меня проблем не было. Хотя молдавский язык очень мелодичный, там даже мат звучит не так оскорбительно, как у нас. Саша, кстати, в прошлом году побывал в Кишиневе, когда его «Арсенал» готовился на сборах ко второму кругу ФНЛ, и повидал всех моих воспитанников и своих однокашников. В России-то он встречался только с Раду Ребежей - бывшим капитаном «Сатурна», и агентом Александром Толстиковым, с которым вместе играли по детям и юношам, а сейчас Толстиков является агентом Саши.
«КОГДА У НАС НЕ БЫЛО ДЕНЕГ, САША ПОМОГАЛ СЕМЬЕ МАТЕРИАЛЬНО»
- А были моменты, когда хотелось материться по возвращению в Россию?
- Были, например, в середине 90-х. Я тогда работал в Набережных Челнах, в «КАМАЗе», и нам зарплаты по году не платили. Настолько тяжелые дела были в команде. Меня, к счастью, тогда начал выручать то, что сын пошел в рост, и к этому времени он перешел в «Спартак». Сам звонил: - «Папа, как дела? Сколько надо?». Мы с ним, кстати, успели поработать в одной команде, когда он оказался в воронежском «Факеле». Два года вместе поработали, потом он ушел в Камышин, а я еще два года трудился в Воронеже. Потом уже нас судьба раскидала, я приехал в Татарстан, а он ушел в «Спартак». Попал он туда несколько случайно.
- То есть?
- Его приглашали в московские «Динамо», «Торпедо». С наставником автозаводцев Валентином Ивановым уже был разговор о том, что сын будет играть за «Торпедо». Но тогдашний клуб моего сына «Энергия» из Камышина выкатила за него очень большие деньги. Команда тогда мучилась от безденежья и продажа перспективного футболиста могла существенно помочь ей. В результате переход Саши застопорился. А тут произошла встреча с тренером-селекционером «Спартака» Валерием Жиляевым, который как раз был озадачен поисками вратаря в «Спартак». Он сказал о сыне Романцеву, а у него еще с тех лет были очень хорошие отношения с Сергеем Павловым, тренировавшим Камышин. И переход Саши в «Спартак» стал решенным делом.
- Александр начал играть в 16 лет, и продолжает до 40 года. Он в футболе уже 25 лет, как говорится, столько люди не живут. В нынешних заявках футбольных команд только он, да еще Роман Березовский и Руслан Аджинджал поиграли в чемпионате СССР. Чем объясняется спортивное долголетие вашего сына?
- Может быть, и гены тут сыграли свое значение. Хотя, если посмотреть на нас, мы с женой невысокие, а Саша вымахал под два метра. Тут, конечно, сыграло роль и детство, проведенное в Молдавии, где и солнце и море, и продукты были в изобилии. Ну, а то, что он в футболе так долго, это полностью заслуга Саши. В его детстве продукты, может, и были в изобилии, а вот возможности заниматься футболом были совсем не такие, как сейчас - тренировались на бетоне. Для того, чтобы не сдирать кожу в кровь, жена ему нашивала на футбольные ватные штаны поролон, который использовался раньше под автобусные сидения. И все равно Саша постоянно ходил весь в синяках и ссадинах. Мать уж ему говорила, - прекращай ты этот футбол. Я советовал, иди в поле играть, пожалей себя, не будешь таким изувеченным. Трижды пытался вытащить его из ворот, при том, что у него были определенные задатки для того, чтобы играть в поле. Но у Саши такой характер, что задумал - того добьется.
- Этот характер помог ему вернуться в большой футбол. Я-то Александра помню, как одного из участников «Кубка Дружбы», в котором имели возможность выступать только футболисты-любители, или завершившие спортивную карьеру. Но Александр сумел вернуться в футбол, несмотря на то, что практически повесил бутсы на гвоздь.
- Я был, кстати, на том матче «Кубка Дружбы», приехал в Казань из Челнов, где тогда работал. Но скажу так, что сын никогда не вешал бутсы на гвоздь. Да, был момент, когда, после «Спартака» и киевского «Динамо», его карьера пошла на спад. Он поиграл в Элисте, за «Торпедо-Металлург», «Москву», «Кубань». Уезжал на два года на Кипр, потом на два года в Узбекистан. Но он постоянно играл. В пляжном футболе попробовал свои силы, в любительском играл, в городе Долгопрудный. Это ему позволяло постоянно держать себя в форме. Потом через любительский футбол он и поднимался с тульским «Арсеналом» до премьер-лиги. Чемпионат КФК, вторая, первая лига, и вот сейчас, снова премьер-лига.
- А почему человек вынужден был скитаться по кипрам, узбекистанам, пляжам и чемпионатам второй лиги, если сейчас, спустя пять лет он снова доказывает, что достоин места в команде премьер-лиги? Потому что, как говорил в свое время Вадим Евсеев:«Я свободный агент. А за бесплатно футболист никому не нужен»?
- Может и так, это надо спрашивать у других. Я же общался с сыном, он сетовал на то, что его не приглашают в чемпионат России. Но не надо говорить о странах, где поиграл Саша, как о том, что он «скитался». Кипрские команды вполне неплохо себя показывают, посмотрите, как они играли с «Зенитом». В Узбекистане не побрезговал тренировать сам Зико, а играл Ривалдо. Там тоже очень неплохой уровень конкуренции.
Я наблюдал за матчами Саши в чемпионате ФНЛ, чтобы уяснить для себя - стоит ли ему возвращаться в премьер-лигу. Не то, чтобы мог как-то повлиять на решение сына, если уж он что-то решил, то так и сделает. Смотрел в матче с «Мордовией», когда уже обе команды решили для себя задачу выхода в ПЛ. Но, замечу, что сын не подкачал, он в порядке. Да и с «Зенитом» в его ворота влетели такие голы, что их, как говорится, только «трактором можно было вытащить».
- Мы договорились, что «Саша - ваш сын», а не «вы - его отец», а сейчас только о нем и общаемся. Давайте вернемся к вам, к тому периоду, когда вы переехали в Татарстан уже, что называется, «с корнями».
- Это произошло в начале века, когда меня пригласил в Альметьевск тогдашний руководитель предприятия «Алнас» Александр Прошечкин. Он хотел, чтобы в городе с давними хоккейными традициями, появилась еще и футбольная команда. Не обязательно для того, чтобы она гремела на серьезном уровне, хотя задача выйти в первую лигу изначально ставилась. Но от профессиональной команды требовалось, чтобы она служила каким-то ориентиром для местных пацанов, которых надо было затащить в футбольные секции. Для чего? А для того, чтобы попытаться решить проблему с увлечением подрастающего поколения наркотиками, которая вставала в Альметьевске в «полный рост».
Мы собрали в «Алнасе» воспитанников татарстанского футбола - экс-капитана «Рубина» Наиля Садыкова, голкипера Виктора Гришина, которых я потом застал за работой в казанском клубе. Они, вместе с воспитанником местного футбола Михаилом Редкозубовым, составляли костяк опытных, поигравших футболистов. Пригласили молодых тогда футболистов из Казани Рустема Ахметзянова, Владимира Ракова, Алексея Корягина, из Зеленодольска прибыли Сергей Васильев, Андрей Трошин, из Челнов играл Леша Горбунов. Одним словом, на каждое место было по два неплохих исполнителя. И всем этим составом мы выполнили задачу выхода из любительского чемпионата во вторую лигу, где уверенно дебютировали.
Потом, к сожалению, ушел Прошечкин, который возглавил совет директоров «Алнаса» и не мог уделять нашей команде столь пристального, как ранее, внимания. Я тогда переключился на работу с подрастающим поколением, стал директором местной футбольной школы. Сейчас Алексей Шляпкин и Рафаэль Хисамов, вышедшие из этой школы, играют на уровне второй лиги. Но главное было в другом. Там было 23 школы, в каждой из них по три команды младших, средних и старших школьников. Два раза в год они проводили чемпионаты среди школьников. Все были экипированы в форму от «Алнаса». Одним словом, в то время Альметьевск удалось сделать хоккейно-футбольным городом. К сожалению, потом с финансированием возникли проблемы, и эту программу пришлось свернуть. Зато сейчас встречаю выпускников тех футбольных школ в Казани.
«СТАРЫЕ ЗНАКОМЫЕ» ВСТРЕЧАЮТСЯ СРЕДИ ЮНЫХ СТУДЕНТОВ
- Я предполагаю, что один из них Клим Редкозубов, сын вашего подопечного по «Алнасу» Михаила Редкозубова. Он в этом году поступал в Поволжскую академию спорта.
- Его я еще не видел. А вот троих своих воспитанников 1995 года рождения Павла Глухова, Алана Зинатуллина и Руслана Тимеркаева встречал в стенах академии «Рубина». Они тоже сейчас учатся в Поволжской академии спорта, с которой академия «Рубина» заключила соглашение о сотрудничестве. Очень приятно было видеть этих молодых людей, которые выбрали для себя спортивную стезю, учатся на тренеров. Кстати, под руководством Дмитрия Денисенко, который также работал под моим руководством.
- Он же челнинский.
- Да, с ним мы работали в то время, когда Денисенко трудился в «КАМАЗе», а я возглавлял футбольную школу. Мы даже вместе вели выпуск 1997 года рождения, так как с каждым выпуском должны работать по два тренера, а напарник Денисенко ушел в другую челнинскую футбольную школу «Строитель». Вот мы с ним и работали с той командой. А до этого, десятком годов ранее, Денисенко работал у меня в дубле «КАМАЗа», который я тренировал в девяностые годы. Сейчас Дмитрий Денисенко работает с футбольной командой Поволжской академии спорта, а наш общий ученик Илья Шабанов недавно стал в составе команды 1997 года рождения чемпионом России. Тоже, кстати, как и Денисенко, продолжатель футбольной династии. У Дмитрия отец работал в футболе, трудился в той же академии спорта, когда она еще базировалась в Челнах.
- Сотрудничество с Поволжской академией спорта, начавшееся прошлой осенью, не прекращается и летом. Знаю, что в стенах Академии, силами тренеров ЦПМФ «Рубин», сейчас проводится футбольный лагерь.
- Да, но это вопрос больше к Ниязу Акбарову, который непосредственно занимается организацией летнего футбольного лагеря.
- Вас в Казань приглашали еще при прошлом руководителе ЦПМФ Иване Данильянце. Не хотелось бы вдаваться в тему сравнения работы старой и новой административных команд, вопрос другого плана. Как можно было допустить, чтобы в этом году выпускался 1996 год рождения, и там насчитывалось только восемь человек. Это же футбольный интернат, из него, в отличие от простых интернатов, ученики не сбегают. Что это за «усушка-утруска» такая, что изначально набиралось под сто человек, а выпускалось восемь?
- Согласен, выпуск получился крайне неудачным. В целом, команда того выпуска была слабой, не сумев даже выйти из Поволжской зоны на финал первенства России, несмотря на то, что полуфинальный турнир проводили на домашнем стадионе. Потом многих отчислили, и они куда-то «испарились». Хотя, те, кто «дожил» до выпуска - Малолетков, Щетинин, Рогачевский, Шпитальный, потом стали играть в профессиональных командах. Они также поступили учиться в академию спорта. Правда, Шпитальный сейчас вернулся в Пермь, откуда родом.
Зато уже следующий выпуск - 1997 года рождения радовал и продолжает радовать. В прошлом году выиграли первенство России среди федеральных округов. Именно наши воспитанники составляли костяк команды Приволжского федерального округа. В этом году стали чемпионами России среди СДЮСШОР.
Но я не сказал бы, что произошли революционные изменения в процессе подготовки молодых футболистов. Сама программа этой подготовки, от детей до выпускного возраста, показала себя с положительной стороны, и осталась в качестве стратегической программы развития. Мы отказались от программы подготовки, когда один тренер брал возраст и вел его до выпуска. Сейчас у нас четыре этапа подготовки, на которых с детишками работают разные тренера, одни из которых специализируются с юными, другие с ребятами среднего, а потом и старшего возрастов.
Джаудат Абдуллин
"Бизнес онлайн2

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: