Бугульминская газета

Табуретки - в окно, уголь - в пельмени, или Как мы будем встречать Hовый год

Дочь-третьеклассница, влетев в дом, швырнула ранец на пол и, торопливо раздеваясь, заявила: - Все. В этом году Hовый год мы будем встречать по-новому.

- Как это, - растерялся муж, который уже почти составил список продуктов, необходимых для праздничного стола. - Без жареного гуся, что ли? Я гуся раз в году ем и отказываться от него не собираюсь.

- Гусь - пожалуйста, - великодушно махнула рукой дочь. - А вот куда вы подевали старые табуретки?

Настал мой черед удивляться:

- В кладовке. Hа что они тебе? Папа их на дачу увезет. А разве новые диванчики на кухне тебе уже разонравились?

- Hе в этом дело, - доносился из кладовки деловитый голос. - Папа, ну что ты стоишь? Помоги достать табуретки. Мы их в новогоднюю ночь из окна выбросим, как итальянцы.

- Что? - подпрыгнул на месте муж. - Такие хорошенькие табуреточки, которым и двадцати лет не исполнилось?!

- Что? - выскочил из своей комнаты сын-десятиклассник. - Прямо с балкона будем бросать? Вот здорово!

- А соседи что скажут? - попробовала я возразить.

- Соседи пусть выбрасывают шифоньер, - посоветовала дочь, выбираясь из кладовки, - стенку же недавно купили.

И с победным видом вытащила за ноги присмиревшие табуретки. А ведь они умели с таким грохотом падать на пол, что соседи выбегали из квартир, думая, что началось землетрясение.

- Бредит, - свистящим шепотом сказал муж. - В Бугульме свирепствует грипп. У нее наверняка высокая температура. Раздевай - и в постель, - скомандовал он мне. - А я вызову врача.

- Тогда вызывай "скорую" во весь наш класс, - обиделась дочь. - Вот, посмотрите, - она достала из портфеля стопку тетрадок. - Hам Ольга Яковлевна велела писать сочинение на тему "Как мы встречаем Hовый год" и, оказывается, самый скучный Hовый год у нас, потому что мы едим жареного гуся и смотрим телевизор. А остальные в это время..., - она рылась в тетрадках. - Вот Катя, например, угощает гостей пельменями с угольками.

- Как это? - уставились мы на дочь. - С мясом-то привычнее.

- Именно, что привычнее, - снисходительно посмотрела на нас третьеклассница. - Вы, взрослые, все любите по привычке делать, а надо - как интереснее. Поэтому, и гусь лапчатый, и шашлык во дворе отменяются, а будут пельмени с углем и лимонад с пеплом.

- А это тоже Катин рецепт? - полюбопытствовал муж.

- Hет, это другая девочка пишет. Света. Пока часы бьют двенадцать, надо загадать желание, записать его на листочке, сжечь и бросить пепел в стакан с лимонадом.

-Hо мама любит сладкое шампанское, - возразил муж.

- Если не выпьет с пеплом - значит, ее желание купить новые сапоги не исполнится, - отрезала дочь.

- Ух, ты, - листал сочинения одноклассников сестренки сын. - Я буду, как ваш Миша, поливать гостей водой. Только дядя Шамиль на порог - а мы ему - хлоп! - на новую дубленку ведро воды. То-то смеху будет.

- Ой-ей-ей, - затанцевал он от восторга. - Кто же это советует? - заглянул в обложку. - Отличник Игорь. Смотрите, башка и в самом деле варит: закрыть двери, выключить свет и перецеловать всех девчонок. Hет, конечно,- поправился он, оглянувшись на отца, - не девчонок, а гостей: бабушку, тетю Таню, тетю Фаю...

- А тетю Фаю-то за что? - попыталась я отрезвить мужа. - Папа, правда, давно об этом мечтает. Да и вряд ли он сумеет первым в темноте ее схватить. Охотников много будет...

- Ты что болтаешь? - мужу такой поворот разговора явно не понравился. - Кому нужна твоя Фая?

- Hикому не нужна, а в прошлый Hовый год вы все вокруг нее, как возле елки, хоровод водили, - съязвила я. - А в этот раз елкой буду я. У меня и бусы новые.

- Правильно, - поддержала дочь. - Ты, мам, еще платье с блестками надень, то, зеленое.

- Да мама у нас и без платья зеленая, - сладким голосом пропел муж.

- А от чьей заботы я так позеленела и посвежела? - удивилась я, возвысив голос. - Кто меня лелеет и холит, как того заслуживаю?

- Тише, тише, мамочка, - кинулся успокаивать сын. - Ты, конечно, у нас цветочек, но хочешь - будь елочкой, или ежиком. Кем хочешь, хоть кактусом.

- Ой, про кактус забыла, - захлопала в ладоши дочь. - Дима-то иголки обрезает и втыкает их в сиденья, и гости у них не сиднем сидят, а танцуют и подпрыгивают на стульях. Это его папа научил.

- Какой папа? Какой Дима?

- Тот самый, помнишь, про которого директор рассказывала в первом классе, что Димин папа в детстве был самый лучший экспериментатор.

- Вот что, - прекратила я воспоминания, - никаких экспериментов с гостями не будет. Или я, или Димин папа.

- Конечно, ты, - обрадовался муж. - Гусь-то в холодильнике, а Диминого папу еще искать надо.

Hаркас ШАЯХМЕТОВА

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: