Бугульминская газета

Стихи бугульминцев

Ирина Ишкова "Слабость" Не дай мне согрешить, всемилостивый Боже, Не дай сойти с пути, которым я иду. Сомненья червь мою жестоко душу гложет: Там, на конце пути, куда я попаду? Не спутала ли я, туда ли повернула, Не слишком ли мой путь неровен и тернист? И той ли я ногой...

Ирина Ишкова
"Слабость"

Не дай мне согрешить,
всемилостивый Боже,
Не дай сойти с пути,
которым я иду.
Сомненья червь мою жестоко
душу гложет:
Там, на конце пути,
куда я попаду?
Не спутала ли я,
туда ли повернула,
Не слишком ли мой путь
неровен и тернист?
И той ли я ногой вот
только что шагнула?
И почему сейчас пошла
дорога вниз?
Я знаю, что смешно,
что глупо - понимаю.
Я продолжаю путь,
сомненья заглушив,
Но слабости своей
боюсь и умоляю:
Веди меня, чтоб мне
не погубить души!
* * *
Искать, найти и потерять,
Беспечно юным возродиться.
И в двадцать рваться и мечтать,
Паря над неудачей птицей.
А в тридцать думать о своём,
Смотреть на юности осадок,
Найти ошибок перезвон
И вспомнить сон, что ярко-сладок.
И в сорок пять, прозрев покой,
Нежданно к Богу обратиться.
Задев за прошлое рукой,
Вдруг осознать, к чему стремиться.
Ко ста степенность обрести
И смерти больше не страшиться.
Искать себя всю жизнь... найти!
И вновь беспомощным родиться.

"Стакан"
Разбила дедушкин стакан...
Подумаешь, причина!
Стакану век короткий дан.
Светла его кончина.
Притом - случайно, не со зла.
Ну что же, ну - разбила...
Я все осколки замела.
Другой стакан купила.
А дед грустит. А дед, хоть плачь,
Уткнулся в угол серый:
То чай остыл, то чай горяч,
То сладок чай без меры...
* * *
На улице тихой есть старенький дом.
Табличка висит на заборе: «На слом».
Стоит с перекошенным дряхлым
крыльцом.
О чём же он думает перед концом?
Распахнуты окна и двери все настежь.
Как тихо! Давно ли ютилось
в нём счастье?
Всё выдержав: бури, морозы
и зной -
Давно ль был красивый
и молодой?
Давно ль половицы скрипели
от пляски
И старость, казалось,
живёт только в сказке?
Горели поленья в ночи до утра...
Давно ль это было?
Как будто вчера.
* * *
Не удивляйтесь ничему.
С ума от страсти не сходите.
Я вас люблю - и посему
Меня немножечко любите.
Простите все мои грехи
И исповедь мою храните.
За то, что вам пишу стихи,
Меня немножечко любите.
Простите, не теперь - потом,
Потом, поймите и простите.
Я вас люблю, и хоть за то
Меня немножечко любите.

"Свадьба"
Песни звонче и напевней,
Шутки крепче, озорней.
Едет свадьба по деревне -
Брызжет снег из-под саней.
Ой, резвы, резвы лошадки,
Веселей, дружок, гляди -
Будет горько, будет сладко -
Всё у жизни впереди.
Может, кто-то и осудит:
Кони, тройка, век другой...
Но всю жизнь звенеть нам будет
Колокольчик под дугой.
* * *
Ты без меня одинок.
Я без тебя одинока.
Глупые, нам невдомёк
Краткость житейского срока.
Выветрим ссоры свои,
Жарко обнимем друг друга.
Тянется колос любви
Лишь из семейного круга.
* * *
Шелест лёгкий трав над ухом,
Снизу - синяя река,
Гром вдали грохочет глухо,
Потемнели облака.
Мне земля о чём-то шепчет,
Если б я могла понять,
То, наверно, стало легче
Жить, а может, умирать.

"Утром в селе"
Дома увязли «по уши» в снегу.
С утра к колодцу замело дорогу.
Один взглянул и вздрогнул:
«Не пойду,
Уж больно снега высыпало много».
Другой, беззлобно выругав пургу,
На миг остановился у порога
И весело сказал: «А я пойду,
Уж больно снега высыпало много».

"Последняя песня"
Если скажут тебе,
что меня больше нет,
Ты не верь, ты не верь,
ты посмейся в ответ,
Ты послушай, как ливень
шумит за окном
И грохочет опять
разговорчивый гром,
Посмотри, как по лужам
бежит малышня...
Посмотри. И ещё оглянись -
за меня...
Ты подумай: опять меня
носят ветра,
И опять я не сплю, как всегда,
до утра
И на маленькой кухне
я кофе варю -
Я с тобой, я с тобой, я с тобой
говорю.
И оттуда, куда не идут поезда,
На тебя я смотрю,
как дневная звезда.

Ольга КОСТЮНИНА
"Ночью на вокзале"
Поезд с посвистом проносится,
Виадука - переносица,
Спит вокзала суета.
Маята -
Рельс, лежащих словно лестница,
Да разъездов околесица.
Семафора глаз мигающий.
Позевота отъезжающих.
Уж не сон - перезвон:
По колёсам бьют ключом,
Вдруг запели ни о чём
Эти клавиши-колёса,
Из-под них валит белёсый
Пар, как пожар.
Задиктует свой мотив
Локомотив,
И застукают колёса вразнобой -
Отбой!
Отошёл состав. Вдруг - пусто,
Провожавшим стало грустно:
Вдаль умчались не они!
Лишь огни
Улиц, веером коленца
От вокзала - эпицентра
Да от серой суеты. Иль мечты?
Вновь вокзал в ночи мерцает,
Он такое что-то знает
И о жизни, и о нас…
Уж припас
Рельсы - лестницы лежащие,
Да составы, вдаль спешащие,
К переменам в нас тоска -
Ждёт свистка!
* * *
На паперти неба
Любви или хлеба
Выпрашивают облака.
Рваные их бока
Ветер-слуга полощет,
Зарёю им лбы отирает,
Словно с детьми играет.

И облака послушны:
Нельзя ни за что нарушить
Вечных законов неба!
Им, облакам, - в небыль,
И ветер об этом знает…
* * *
Хоть синица давно в руке,
Но журавль в облаках всё снится,
И опять наяву, не во сне
Грёз минувших сверкают зарницы.

На изломе судьбы в одночасье
Посулил мне надежду и счастье
Терпкий запах полынной росы
Среднерусской моей полосы.

Не увижу заморских я стран.
Ни зернистого снега Монблана.
Мне заглянет в глаза океан.
Наяву, но всего лишь с экрана.

Пусть пророчили сказку-судьбу,
Королевскую чуть ли корону…
Но синицу я к сердцу прижму,
Не завидуя царскому трону.

Мне заморский пейзаж не затмит
Красоты белоствольной берёзы!
Но…журавлик всё в небе летит
Антиподом обыденной прозы.

"У реки Ик"
Настоян воздух на кипрее,
Прохладой тянет из лугов,
Рема у речки в зной потеет,
В тени берёзок - гурт коров.
Гудят шмели над разнотравьем,
И аромат простых вьюнков
В прогретом воздухе расплавлен
Снадобьем сладких летних снов.


Наиль КАШИФ
"Бой гладиаторов"

Идёт на бой последний гладиатор,
Ведь с другом биться вызвали его.
Идёт по стадиону триумфатор.
И стадион гудит вокруг него.

Сразились - и не выдали
друг друга.
Ударили как будто сгоряча.
Ударили мечи друзей упруго,
И выпали из рук те два меча.

Толпа гудит неистово и злобно -
Исхода поединка не ждала.
Бой продолжался минут десять
только,
А кажется, пред ними
жизнь прошла.

Николай АНТИПОВ
"Воспоминанья"

Воспоминанья - словно мёд,
Что с полевых цветов,
с горчинкой.
Как пироги, что мать печёт,
Со сладко-кислою начинкой.

Давно уж мама не живёт.
Наш дом стоит осиротелый.
И всё равно, который год
Мы вместе с ним душой и телом.

Другие люди в нём живут,
Нам не знакомые, чужие.
Жаль, в гости нас не позовут,
А мы б приехали, пожили…

Уютный, тёплый в окнах свет,
Дымок над крышею струится.
А сердце плачет: нет и нет,
Ничто назад не возвратится.

Уже вовсю со старых лип
(Они пока, по счастью, живы)
Осенний, жёлтый, спелый лист
Срывает ветер шаловливый.

И листья ворохом лежат,
Как золотого солнца слитки,
Смотрю на дом, гляжу на сад -
Вот-вот расплачусь у калитки.

"Из деревни Ростовки
я уехал давно"

Из деревни Ростовки
Я уехал давно
Утром ласковым, звонким,
Три дружка заодно.
Нас березовый колок
Звал потом и манил,
Деревенский просёлок
Был по-прежнему мил.
Школа, старая школа
Отпустить не могла.
В клубе нас радиола
По субботам ждала.
Под гармонь - в «третий - лишний»
(Вот такая игра!).
Под окном нашим вишню
Рвали будто вчера.
Ах, ребята, девчонки!
Как же я вас любил.
Память, словно иголки,
Ничего не забыл.
Из деревни Ростовки
Я уехал давно.
Уж забыли деревья,
Как зовут меня. Но
Стоит только вернуться
В царство леса и трав,
С головой окунуться
В шелест тёмных дубрав,
Снова стану я здешним,
Будто не было лет.
Молодым и безгрешным
Встречу тихий рассвет.
Я как сладкой настойки
У часовни напьюсь,
Из деревни Ростовки
Утром в город вернусь.
Город наш - не столица:
Жизнь идёт не спеша.
Не успел я вернуться,
Уж тоскует душа.
Будет, будет мне сниться
Молодой березняк.
Сколько б жизни ни длиться,
Не отвыкнуть никак
От того, что мне мило.
И скажу я не в лесть:
Чтоб со мною ни было,
Деревенский я весь!
Снятся ночью деревня,
Гуси в чёрной воде,
Лес да папоротник древний -
К счастью, то ли к беде?
Как бескрылая птица
На зелёном бугре
Школа - детства страница.
Это знак о добре.
Обналички-реснички
На замшелом окне,
На урок по привычке
Захожу, жаль, во сне…
Снится сад наш весенний
Да под липами дом,
Захожу в пятистенок -
Нет родителей в нём.
Только люди чужие -
К горлу катится ком.
Как давно мы здесь жили!
Что ж теперь не живём?
Из деревни Ростовки
Я уехал давно,
Только посвист литовки
Не забыл всё равно.
Не забыл ни мгновенья -
Я ж такой человек,
Что родная деревня
Меня держит навек!

"В нашей деревне"
Так у нас в деревне водится:
Куст сирени в окна смотрится,
Палисаднички вишнёвые.
От черёмухи - дурман.
В небе звёзды хороводятся -
На свиданье все торопятся.
Ах, вы, ноченьки медовые!
Я от них как будто пьян.

На скамеечке под липами
То со вздохом, то со всхлипами,
То замрёт, то с переборами
Заливается баян.
Месяц спрячется за избами.
Ночь уйдёт шагами быстрыми,
За плетнями, за заборами
Просыпается бурьян.

С первым вздохом утра алого
Все, от старого до малого,
Слышат, как зарю лиловую
Перезвон разбудит. Глянь:
То отец наш у завалинки
Разыгрался, будто маленький,
Отбивает косу новую.
Вот не спит в такую рань.

Всё проснётся: утро росное,
Жемчуга на травах россыпью.
По двору, по саду стелется
Лёгкий утренний туман.
Тихо в доме. Запах свежести.
Красотой полна и нежностью,
На окне под солнцем греется
Мамы красная герань.

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: