Бугульминская газета

Немертвые души

Как уже сообщалось, в Бугульме побывали известные казанские писатели, которые встретились в центральной библиотеке с читателями, членами местной журналистской организации и редколлегии «Бугульминской газеты». Общение было настолько задушевным и продуктивным, что пришел в редакцию «БГ» один из отзывов на избранное А.Мушинского «Яблони цветут в октябре». В частности, на роман «Шейх...

* * *

На Руси во все времена мечтателям жилось несладко. Народ их страшился, цари уничтожали и даже друзья кормили ядом. Почему? Люд не признавал самородков-«ведунов», потому что, крепко держась за материальное прошлое, боялся непонятного нематериального будущего. Старое житье-бытье, оно хоть и небогато, зато надежно. Монархи или любая другая власть, пусть хотя бы и коммунистическая, настороженно относилась к мечтателям за их вольнодумство. А друзья? Они знали, как можно приспособить чужие гениальные мысли тех же загубленных мечтателей-ученых, поэтов и так преподнести их власти и народу, чтобы самим прослыть непорочными ни в чем талантами. Да, еще надо успеть где-то прогнуться, где-то вовремя подольстить, где-то отмолчаться… И слава со всевозможными премиями в кармане!

«Шейх и звездочет» - великолепно сделанный роман, который по оказанному впечатлению можно сравнить с «Хождениями по мукам» Алексея Толстого или «Тихим Доном» Михаила Шолохова. Разумеется, в этой книге в историческом разрезе взята не вся Россия, а лишь ее маленький островок - Татарстан. Но столько горечи в диалогах, столько нравственных и физических страданий в судьбах центральных и «второстепенных» героев на фоне одной всеобщей полыхающей самоотверженной мечты о светлом будущем Отчизны, что ты вдруг осознаешь: объем произведения зависит не от количества страниц, а от размаха мыслей и числа образов. Ты понимаешь, что этот пламень авторского творения дорогого стоит. Этим огнем бессознательно восхитится, не признаваясь самой себе, душа любого книголюба и долго еще будет качаться на волнах немого восторга.

Как читатель, я обожаю ту литературу, где основными героями выступают подростки, так как давно поняла, что дети - это лакмусовая бумажка всякого лихолетья. Их глаза - либо очи неподкупных ангелов, либо - сломленных бедами пророков.

Неподкупный ангел - это Шаих Шакиров, или Шейх. Даже кличка, что дали ему дворовые мальчишки, замечательно отражает его человеческую суть. Вел себя Шаих всегда по-царски благородно хоть в большой коммунальной квартире, хоть в школьном дворе, хоть на родной голубятне. Мог запросто спасти жизнь другу, нырнув на самое дно омута, мог один на один выйти безоружным против уличной шпаны или даже вооруженного бандита. Агрессивная среда, где он рос, изображена обстоятельно и все-таки как-то по-гайдаровски деликатно. В сценах противостояния жизненных позиций побеждает не хитрость, не сила плотская, не эффектный напор, а глубокая убежденность главного героя в справедливости и чести, поэтому мысленно при чтении детскую сторону романа я постоянно сравнивала с повестью «Тимур и его команда».

По форме книгу «Шейх и звездочет» я сравнила бы с «Мастером и Маргаритой» М. Булгакова. Даже неподготовленный читатель в одном небольшом романе увидит четыре повести. «Звезда и смерть влюбленного Шаиха» - это первая киноповесть (читала, будто смотрела художественный фильм). «Переменная звезда фантаста Новикова» - вторая, «Горькая долина художника Кияма» - третья, «Судьба-копейка Гайнана, врага народа» - четвертая. А все вкупе это произведение представляет собой историко-литературный труд, который будет понятен и молодому, и пожилому человеку. Вот что нужно снимать на ленту и везти на «Оскар» или прочие кинофестивали! Автор не просто показывает удел людей, играя ими, словно фигурами на шахматной доске, но жестко сталкивает их жизненные принципы, причем настолько реально, что кажется: яркие личности играют по своим законам, а художник лишь наблюдает за ними и констатирует факты. Далеко не всем писателям удается это мастерство, оно получается лишь тогда, когда каждое слово пропущено через сердце автора и за каждое слово он в ответе.

По духу мне ближе всех образ великодушного и благородного ученого-астро-нома Николая Сергеевича Новикова (в детстве - Николеньки). Всю жизнь, до последней секунды, он дрался за истину, безумно веря в коммунизм, в настоящую любовь, подлинное искусство, поэзию, науку, звезды, новые цивилизации. Оттого к нему так тянулись высокие души Шаиха и Рината Аглиуллина, от имени которого и ведется повествование. Антиподом Новикова выступает, как ни странно, друг детства Сема Пичугин, предавший своего товарища еще в студенческие годы и прорвавшийся в науку благодаря измене идеалам юности. Став преуспевающим ученым, Сема разлучил Новикова не только с наукой, но и с любимой девушкой Татьяной. Два ученых - два мира. Только один шел по прямой дороге с плахами, теряя безупречно добросовестных родителей, достойных уважения преподавателей, единственную любовь и даже собственную жизнь. А второй - по легкой кривой, приспосабливаясь к обстоятельствам, но зато доходя до конечной цели - золотой казны с царевной и ученой славой в придачу.

В нашей жизни, к сожалению, выживают вторые да еще Гайнаны, существующие для ублажения тела и собственных низменных влечений. Образ Гайнана Субаева, завхоза цирка, черной полосой проходит через весь роман. Появляется он неприглядно с бутылкой водки и куском вареного мяса, выкраденного из пайка для тигров в цирке. Исчезает «маэстро» также безобразно, падая с простреленной ногой в сугроб, где им же был спрятан центнер сворованной у государства говядины и саквояж с реликвиями доверчивого астронома-писа-теля Новикова. Весь свой век, в том числе и в пору Великой Отечественной войны, здоровый бугай Гайнан прятался от военкоматов, милиции, правосудия, обкрадывая голодавший народ, обманывая и бросая наивных женщин, меняя, словно перчатки, национальность, паспорта, фамилии, «ассистентов»- помощничков и попивая в тяжкие для страны годы аж бутылочное пивко и коньячок.

Читаешь этот роман о двадцатых-шестидесятых годах, и скорбно на душе оттого, что в нашей стране и сегодня особенно пышно цветет гайнановщина на всех уровнях общества и власти. А в голове стучит мысль: «Так что же делать, чтобы эта гайнановщина исчезла навсегда с лица земли? Воплотятся ли в реальность картины старого фронтовика Кияма из книги Ахата Мушинского или, подобно «снам Веры Павловны» того же самого Н.Г. Чернышевского, останутся утопией на бумаге?» Ведь сколько еще людей оправдают и похвалят поведение Субаева словами: «Молодец мужик! Для себя старался!» Потому-то книгу воспринимаю как тест на право россиян остаться в живых в жерновах различных политических и финансовых кризисов и страстей. Каждый из нас знает, какой ценой досталась нам Победа во Второй мировой! Какой ценой завоевано восстановление народного хозяйства! Кто-то, несомненно, с наслаждением считает сейчас свои миллиарды, обрушившиеся, как манна небесная на стол удачливого игрока, а тот, кто загибался на новостройках, шахтах, целинных землях, пересчитывает нынче жалкие копейки-подачки от несбывшейся мечты.

Увы, народ наш так и не оправился от великих потерь в бесконечных вой-нах и перемириях и сейчас лишь безгласно и уныло вздыхает. Именно в образе фронтовика Кияма, который с горечью глядит на своего профессора-зятя (Сему Пичугина) и такого же предприимчивого внука по кличке Пичуга (яблоко от яблони ведь недалеко падает!), мы узнаем облик многострадального нашего народа. Хотя в романе есть и противовес - это новые герои нашего времени - Новиков, Шаих, Юленька, Ринат, честный милиционер Ханиф, которого именно за бескомпромиссность выгоняют из милиции. Повторюсь, есть еще незримый, когда-то непобедимый народ, который четко осознает, где истина, а где треклятая ложь, но, загнанный в тупик, ошарашено безмолвствует, изредка вспоминая о Боге.

Книге уже двадцать один год, но ее я воспринимаю ультрасовременным тестом на совесть: у России нет будущего, если победят Гайнаны да Пичугины, и Россия встанет с колен, если современный, подчеркиваю, простой читатель, примет сторону звездочета Новикова и шестнадцатилетнего мальчишки Шаиха, погибших в неравной схватке с вооруженным грабителем. Конечно, их мечты и устремления остались с нами - для этого и был создан роман. Но вопрос по другому поводу: сколько нас, не испорченных нынешними СМИ и теперешним диким капитализмом, осталось? Перевесит ли сегодня справедливость, искренняя любовь, юношеские идеалы или все-таки победит страсть к наживе, миражному обману, насилию? За кем наше будущее?

Очень жаль, что все меньше с нами настоящих ветеранов войны, переживших все ее ужасы, но так и не изживших в себе ребенка, не ставших жестокими, циничными, бессовестными. Один из них - Киям Ахметович. И тогда, в шестидесятые годы прошлого столетия, и сегодня, в двадцать первом веке, фронтовики были и являются невидимой опорой нашей страны, фундаментом и стенами родного дома, что не сдались под ударами фашизма. Но что ждет нас впереди? Много вопросов поставлено в романе, на которые сходу не ответить даже через двадцать лет.

Вот почему это произведение я называю подвигом. Всеми силами нужно стремиться к тому, чтобы эта книга-правда попадала точно по адресу в руки наших детей и подростков, и, по возможности, снимать фильмы, проводить диспуты на внеклассных уроках в учебных заведениях. Тем более что язык романа красивый, образный. Много символов. Голуби - символ мира, любви, веры в ясную будущность. Мальчик, выпускающий в небо белокрылых голубей, - это истина народа. Чистота помыслов и любовь, как правило, воскрешают правду, и, наоборот. Голубь, даже проданный, часто возвращается к хозяину! Улица Алмалы (с татарского - Яблоневая) - великолепный образ Родины. И будто сквозь мощную призму авторского внимания мы наслаждаемся красотой и судьбой благоухающей цветущими яблонями и липами улицы Алмалы. Этот образ выткан поистине мастерским верлибром.

Завораживают образы телескопа и звезд, где каждая звезда - это чья-то сбывшаяся или неосуществимая мечта. Покоряют образы башни Сююмбике и Казани и многие другие - всего не перечислишь в коротком отзыве. Иногда в одном только слове скрыто столько смыслов - диву даешься!

Вот какими словами заканчивается последняя глава романа: «Люди продолжают жить и после смерти. Они живут, пока живы их друзья и возлюбленные». Друзья - это не только оставшиеся в живых товарищи Шаиха и Николая Сергеевича, но и мы, благодарные читатели. А это уже и есть жизнеутверждающая энергия и бессмертие сильных самобытных героев в наших сердцах.

Считаю, что известный казанский писатель Ахат Хаевич Мушинский создал нерукотворный памятник нашей татарской истории, культуре, не забыв в том числе и о знаменитых ученых, просветителях, поэтах Татарстана. Пронимают сердце легенды-пре-дания о последней татарской царице Сююмбике, переводы народных песен и пословиц.

А для себя я сделала следующий вывод: писатель воздвиг величественный монумент прекрасным личностям в пору жестокой войны за души людей!

Теги: 250
Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: