Бугульминская газета

Магия рассвета

Философ заметил: нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Машенька задумалась. Как же это? Ну да, другая вода омывает тело, другие песчинки под стопой, прежние смыло текущей водой. По такому лекалу до многого можно дорассуждаться. Нет одинаковых рассветов и закатов, хотя они повторяются изо дня в день. Многое повторяется в жизни. Ан нет - все однократно. Как и сама жизнь.

Недавно прочла один из постулатов мудрецов востока: сколько рассветов встретил, столько и дней прожил. Остальные утекли как сквозь пальцы вода - незаметно, однообразно. И еще мудрец со знанием дела утверждал: встретил солнце на восходе, значит продлил свой век на время, стократное одному утреннему бодрствованию. Закаты мы видим часто, день за днем провожая время, а вот встретить его, обрадоваться началу не удосужимся. Все больше печалимся на проводах утекающего времени.

Встретить раннее утро – вскоре такая возможность Машеньке представилась. Родители решили выехать с ночлегом на какой-то необитаемый остров посреди Волги. На речном трамвайчике доплыли до нужного села, далее следовало взобраться на огромный валун на берегу и просемафорить красным платком на противоположный берег. Это не берег, а как раз остров, где каждое лето живут знакомые. Две дружных семьи. Говорят, у них все дети на этом острове выросли, и все, как один, вышли в люди. «Не потому ли, что часто рассветы встречали?» - подумалось Машеньке.

Вскоре туристы оказались на острове мечты, как называли его сами островитяне. Просемафорили красной тряпкой с валуна, за ними примчалась моторная лодка и увезла их, подпрыгивая носом на волнах. Остров был вполне обжит: столовая под натянутым тентом с длинным деревянным столом и скамьями; погребок-холодильник для съестных припасов; мосток, уходящий далеко в воду и даже натянутая волейбольная сетка.

Но больше всего Машеньку удивил какой-то оптический прибор, закрепленный штативом на берегу. Через него вся ширь реки и село, как на ладони. Вот подрулил к причалу речной трамвайчик, можно и пассажиров рассмотреть и поклажу их пересчитать попакетно. Один из «робинзонов» островка был из гаишников, и прибор относился к его профессиональному снаряжению.

Быстро устроились на ночлег, растянув палатки. Приготовили на костре ужин, посидели, как водится, у догорающих углей, попели под гитару и разошлись по палаткам. После сытного ужина с горячительным тянуло в сон. Маша осталась у костра одна, подбросила дров в костер. Темнота ночи отступила на несколько метров. Фосфорицировала текущая река. Проплыл вдали теплоход, выглядевший в ночи загадочным существом, многоглазый и многоголосый от различимой музыки. Взглянув на него через оптический прибор, она прочла название, увидела парочки на верхней палубе. Загадочность существа исчезла.

Звездное небо невольно заставило запрокинуть голову, отыскать Большую Медведицу и Полярную звезду... С трудом повернула и настроила прибор вверх. Познания в любимой астрономии пригодились. Отыскала на небе Сатурн. Боже, даже кольца видны! А Юпитер похож на теннисный мячик. На Луне обнаружился какой-то «горбик»… Шея затекла от неудобной позы. Машенька пошла на мостки, решила искупаться. Благо, купальник не нужен, скинула платье и в костюме Афродиты вошла в воду. Теплая, ласкающая тело вода. От берега отходила песчаная коса, по которой Маша бродила, раздвигая коленями отраженное звездное небо. Состояние первородства!

Быстро светало. Огненной полосой разливалась заря. Солнце для начала чуть показало верхушку, зависло над горизонтом и стремительно заскользило вверх. Жизнь только начиналась, отсчет шел с этих сказочных минут. Прожитые семнадцать лет не в счет, все главное – впереди. Что там, к чему гадать, если у человека всегда есть возможность начать сначала и прибавить к свитку лет добрую сотню светлых дней. Магия рассвета, как утверждают восточные мудрецы.

Ольга КОСТЮНИНА

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: