Бугульминская газета

Гражданка России, пропавшая во время терактов в Париже, до сих пор не найдена

Российские дипломаты пытаются выяснить судьбу гражданки России Натальи Булыгиной-Лорэн, пропавшей во время захвата заложников в Париже. Проверены списки погибших и выживших - она там не числится.

Корреспондент Первого канала встретилась с мужем Натальи - он, так же как и десятки других людей, пытается найти её среди раненых в больницах.

Глядя на его мужество и силу духа, забываешь, что двое суток назад он был ранен в правое плечо. Журналист крепко пожимает ему руку. Уставший от бесконечного ночного кошмара муж Наталии Булыгиной-Лорэн Серж не чувствует боли и хочет только одного - чтобы его жена была жива.
 
"Вчера я был в больнице, чтобы узнать, но ее не нашли, и мы пошли с фотографиями, чтобы искать. Но нам быстро ответили, что не осталось много людей, которые не знают, которых не могли идентифицировать. Может быть, надежда есть", - говорит он.
 
Это был тот редкий вечер, когда родители троих детей решили провести время вдвоем и отправились на концерт. Сергей стрелявших увидел сразу - они оказались неподалеку. Но описать их не может, он до сих пор в состоянии шока.
 
"Концерт шел, и мы слышали, что стреляли. Я повернулся, увидел человека с Калашниковым. Потом все толкали, мы упали. Он стрелял прямо на всех. Я получил одну пулю в руку, упал и потом больше не двигался. Потому что те, которые двигались, они их убивали. Потом мы поняли, что все немножко успокоилось, мы поняли, что полицейские вошли. Они нам вдруг сказали, что те, которые могут встать и уйти, давайте быстро. Там люди лежали на полу, кровь везде. Мы быстро вышли, руки на голову... И в этот момент невозможно думать. Просто слышишь: встаньте и вперед", - рассказывает Серж.
 
Сотни людей сейчас, как и он, мечутся по Парижу с фотографиями своих близких. Начинают с моргов, чтобы сразу исключить худшее, а потом с надеждой едут по больницам. В Кризисном центре - родственники погибших и пропавших без вести. Обезумевших от горя людей успокаивают врачи и психологи.
 
"Я пришел, чтобы поддержать жену моего погибшего родственника. У нее маленький ребенок, и она беременна. Никогда не думал, что нам придется через это пройти", - говорит Паскаль, родственник погибшего.
 
В терактах погибли и пострадали не только парижане, но и иностранные туристы. Последнее обстоятельство осложняет составление полного списка разыскиваемых. Люди ищут друг друга в социальных сетях.
 
"Разыскивается Энола Блеш, 19 лет, которая находилась на террасе кафе "Шаронн". Желтое пальто, рыжие волосы, миндалевидные глаза. Пожалуйста, максимальный репост!"
 
"Жиль Леклерк был ранен в Батаклане, и с тех пор о нем ничего неизвестно".
 
Цифры упоминаний и ретвитов зашкаливают - больше полумиллиона. Кто-то благодарит за помощь, говорят, что их близкий нашелся, но большинство сообщений радости, увы, не приносят.
 
В городских больницах около трехсот раненых, многие - в критическом состоянии.
 
"Очень много пулевых ранений. В руки, ноги, в грудную клетку, в брюшную полость. Конечно, кошмар. Все пациенты прибыли разом.
 
Представьте себе 40-50 человек, одновременно прибывающих в приемный покой. Они даже не стонали. Такая полная, всеобъемлющая тишина, можете себе это представить? Никто не говорил ни слова. Был такой шок, что люди просто не могли говорить. Такое не забудешь", - рассказывает один из медиков.
 
В Париже приспущены флаги, некоторые перевязаны траурной черной лентой. Кафе, в которых принято было встречаться, пустуют, музеи, в которые обычно очередь - закрыты. Металлические ограждения на входах, закрыты кафе и рестораны, военные с автоматами патрулируют территорию. Второй раз за год Эйфелева башня становится символом скорби.
 
Ночью сразу после серии терактов освещение выключили. Также устрашающе темно было здесь в январе после трагедии "Шарли Эбдо". И вот снова темный силуэт башни - визитной карточки некогда самого романтичного города - стал образом трагедии.
 
Молиться всем городом - пришли в Нотр-Дам-де-Пари. Чтобы попасть на мессу, люди стояли в очереди. Так, признаются верующие, они пытаются обрести надежду. Потому что оставаться наедине с трагедией тяжелее.
 
"Все эти люди, за что они умерли? Ни за что. Я думаю о семьях, которых постигла трагедия, которые сегодня в трауре. Я здесь, в соборе, чтобы помолиться за упокой этих бедных людей и за то, чтобы бог дал силу их несчастным родственникам", - говорит Коллет Шапуи.
 
В частных беседах и интервью парижане говорят, что знают - жизнь постепенно наладится, все пойдет своим чередом. Но что-то неуловимо тревожное появилось в настроении города. И это чувство уже не уйдет.
 
"Никогда не видел Париж таким пустым. Пустым и подавленным. И это странное чувство, что террористом может оказаться каждый всякий раз, когда вы просто идете и смотрите на лица, или сидите в ресторане, или присматриваетесь к проезжающим машинам... Я никогда не ощущал ничего подобного в Париже. Париж всегда был городом любви, но теперь он стал городом тревоги. Или, как минимум, недоверия", - говорит журналист немецкой телекомпании ZDF Ранга Йогешвар.
 
Франция - в состоянии войны, так о трагедии говорят официальные власти. Как и на войне, в Париже сейчас всякое бывает. Тут и таксисты, которые взвинчивают цены на дорогу от вокзалов к отелям, пользуясь растерянностью приезжих, и парижане, и туристы, идущие на Площадь Республики с цветами и свечами, и стихийные мемориалы на местах трагедий. Страна в трауре. По всей территории - чрезвычайное положение. Ожидается, что парламент Франции продлит срок его действия с прописанных по регламенту 12 дней до трех месяцев.

Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: