Бугульминская газета

Бугульминец рассказал о службе на военном корабле

Службу я проходил в одном из основных ударных соединений Балтийского флота - в 36-й Краснознамённой ордена Нахимова I степени бригаде ракетных катеров и кораблей. Об одном из эпизодов мне бы и хотелось рассказать. Никто из нас не ожидал, что так произойдёт. Матросский кубрик стал оживляться после прозвучавших трёх продолжительных гудков...

Службу я проходил в одном из основных ударных соединений Балтийского флота - в 36-й Краснознамённой ордена Нахимова I степени бригаде ракетных катеров и кораблей. Об одном из эпизодов мне бы и хотелось рассказать.
Никто из нас не ожидал, что так произойдёт. Матросский кубрик стал оживляться после прозвучавших трёх продолжительных гудков тифона на флагманском корабле. Это означало лишь одно - немедленный выход всего соединения кораблей в море. Ворвавшаяся в кубрик вахта, включила свет и стала сбрасывать с коек каждого матроса по очерёдности, проигнорировавшего звуки тифона, которые нельзя было не услышать. По кораблю пронёсся громогласный голос старпома:
- Боевая тревога! Корабль экстренно к бою и походу приготовить!
Матросы, хватая свою одежду и не тратя времени на одевание, выскакивали из кубриков и разбегались по своим боевым постам.
Начинали звучать первые доклады с занятых мест согласно тревоге. Старпом не стал тратить времени на автономные проверки приборов. Каждый из нас знал - его катастрофически мало, норматив выхода корабля в море - сорок пять минут. Матросы электромеханической боевой части, не ожидая указаний с ходовой рубки, сходили с корабля, чтобы собрать кабель берегового питания. Корабль экстренно переходил на бортовые источники.
- Внимание! Корабль перешёл на бортовые источники питания! Подано питание на все потребители! Потребителям первой очереди - запуститься! Очерёдность запуска: преобразователь артиллерийского управления, штурманское вооружение, комплекс ракетного оружия!
Все действия по приготовлению корабля к бою были отработаны экипажем до автоматизма.
- Главные двигатели к запуску приготовить!
С момента объявления боевой тревоги прошло около тридцати минут. Тем временем личный состав швартовых команд, одетый в спасательные жилеты и каски, выбегал на верхнюю палубу и, затащив трап на борт кораб-ля, находился в готовности отдачи швартовых концов. На пирсе уже стояли люди, прибывшие для этих целей.
- По местам стоять, со швартовых сниматься! - раздавалась новая команда.
Швартовые матросы ослабляли концы, снимали их с пирсовых кнехтов и быстро затас-кивали на борт корабля. Корабль стал понемногу поддаваться течению. Но дополнительные концы всё ещё удерживали его у стенки пирса.
- Главные двигатели запустить! Очерёдность запуска: левый, правый! - продолжалась команда.
Помимо двигателей запустили и турбины. По верхней палубе пронёсся режущий уши свист, и на борт подняли дополнительные концы. Командир корабля вышел на сигнальный мостик и, взяв в руки микрофон, произнёс долгожданную фразу:
- Обороты - тысяча!
В тот же миг корабль тронулся и стал понемногу отходить от пирса.
- Руль - право пятнадцать!
Нос корабля стал уходить вправо, и он пошёл в обход пирса. Оказавшись на открытом водном участке, корабль выровнился. Швартовые команды построились на носу и корме судна под командованием своих руководителей, выполняющих воинские приветствия в ответ на приветствия офицерского состава штаба соединения, выстроившегося на пирсе.
- Корабль к плаванию в узкости приготовить! По местам стоять - узкость проходить! На главных двигателях, на связи, на немедленной отдаче якоря, на аварийном управлении рулём стоять! - продолжалась команда.
Прохождение кораб-лём узкости - это самая сложная и напряжённая задача.
Наконец корабль оказался в открытом Балтийском море. Из ходовой рубки прозвучало сообщение капитана, которое могло объяснить многое: корабль вышел в море для выполнения боевой задачи - осуществления ракетной стрельбы.
- Выход личного состава на верхнюю палубу запрещаю! Начальник штаба дивизиона, швартовым командам - по местам учебной тревоги! Боевая готовность № 2!
Суть нашей задачи в море заключалась в том, чтобы выпустить крылатую ракету в два корабля, находящихся на расстоянии пятидесяти километ-ров от нас. Их задача - уничтожить ракету в воздухе. Прозвучали звонки:
- Боевая тревога! Корабль к выполнению ракетной стрельбы приготовить! Командиру ракетно-артиллерийской боевой части и группе наблюдения прибыть в ходовую рубку!
В это время я находился на своём боевом посту и по приказу старшины ракетной команды вслед за ним отправился на сигнальный мостик. Он держал в руках большой пульт, который передал мне, а сам взял в руки микрофон и произнёс:
- Ходовая, прошу добро на открытие крышек контейнеров.
С ходовой рубки послышался ответ:
- Добро! Внимание по кораблю: на верхней палубе, в районе контейнеров правого борта, не находиться, крышки контейнеров открываются в электрическую!
Контейнеры - это пус-ковые ракетные установки, в которых содержатся ракеты. Старшина посмотрел на меня и кивнул. Я знал, что делать, и поэтому нажал на пульте кнопку с номером, соответствующим номеру пусковой установки. В тот самый миг послышался звук работы гидравлического устройства в штормовом коридоре, и с громким стуком крышки контейнеров отворились. Показались они - «Москиты» - крылатые противокорабельные самоуправляемые ракеты.
Мы оставили пульт на сигнальном мостике, а сами отправились на ГКП - главный командный пункт корабля, где находилось центральное устройство управления ракетным комплексом. Старшина встал у устройства и начал по одной разрезать пломбы, за которыми находились неизвестные мне кнопки.
Я вышел в ходовую рубку и внимательно осмотрел морской участок вокруг, боясь что-нибудь упустить.Вдалеке виднелось множество кораблей, но это были не наши цели, а лишь суда, закрывающие район ракетной стрельбы.
Стоящий рядом с рулевым радиометрист воскликнул:
- Цели взяты на сопровождение!
- Есть! - ответил командир корабля.
Рядом с ним стоял старпом с красной повязкой на плече с надписью: «Вахтенный офицер». А на высоком кресле слева восседал начальник штаба дивизиона - старший руководитель стрельбы.
- О готовности к стрельбе доложить! - произнёс в микрофон командир корабля.
- К стрельбе готов! - послышался в радиоэфире голос старшины.
Командир взглянул на начальника штаба дивизиона. На их лицах читался страх. Начальник штаба кивнул. Командир корабля повернулся к старпому, тот взял в руки микрофон и объявил:
- Внимание, по кораблю! Личный состав в укрытие!!! Три! Два! Один! - начался отсчёт.
Старпом крикнул:
- Ракета в воздух!!!
В ходовой рубке наступила гробовая тишина, прерываемая разве что звуками моря снаружи и работой двигателей в машинном отделении.
Я внимательно смотрел на море, чуть искоса оглядываясь направо, где должна была пронес-тись ракета. Не прошло и секунды, как всё - портики, вид моря и неба - оказалось охвачено огнём.
Раздался оглушительный звук, ходовая рубка заполнилась газом от ракетного топлива. Корабль стало заметно трясти, и он чуть оттолкнулся назад, медленно качаясь по бортам. Через мгновение, когда дым стал рассеиваться, можно было с трудом заметить маленькую точку в небе, несущую за собой огненный след. Это и была ракета.
Вся верхняя палуба оказалась покрыта огнём, который через несколько секунд исчез.
- Ракета в воздухе! - послышался голос старшины.
Начальник штаба дивизиона взял в руки микрофон и передал:
- Ракета в воздухе!
Команда дублировалась специально для кораблей, готовых к уничтожению ракеты. Чёрная точка в небе становилась всё меньше и меньше и, чуть полыхнув огнём, стала медленно уходить вправо, одновременно приближаясь к поверхности воды.
- Цель поражена! - раздался ответ в радиоэфире.
- Вас понял! Задача выполнена!
Лицо начальника штаба озарила улыбка.
Корабль взял курс на базу. Совместно с турбинами мы достигли скорости около двадцати пяти узлов и постепенно приближались к берегу, а винты главных двигателей тем временем разбрасывали воду за кормой. Задача была выполнена, и нас ожидал заслуженный отдых.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: