Бугульминская газета

Кавалеры боевых орденов

В траншеях и блиндажах, сутулясь над телефонными аппаратами, осыпаемые комьями земли, сорвавшимися голосами кричали в трубки телефонисты, сообщая друг другу: ...передовые немецкие части пошли в наступление... По обе стороны фронта знали, что это значит, лишь позже первые пленные расскажут, что гитлеровское командование делало основную ставку в 1943 году, собираясь разбить...

В траншеях и блиндажах, сутулясь над телефонными аппаратами, осыпаемые комьями земли, сорвавшимися голосами кричали в трубки телефонисты, сообщая друг другу:

...передовые немецкие части пошли в наступление...

По обе стороны фронта знали, что это значит, лишь позже первые пленные расскажут, что гитлеровское командование делало основную ставку в 1943 году, собираясь разбить наши войска в районе Курска и двинуть свои полчища на Москву. Лишь потом будет найдено и прочитано письмо обер-лейтенанта Генриха Штольца: «Россия. 28.VI. 1943 г. Мои дорогие! Сейчас тихий, тёплый вечер, звёздное небо. Мы стоим у населённого пункта с непонятным названием - Поныри. Думаю, что скоро всё будет кончено. После Курска русские нас не остановят...».

Но этой самоуверенности не суждено было сбыться. В районе Курска наше командование решило окончательно сломить сопротивление противника. Сюда, под Поныри, был переброшен и 241 стрелковый полк, в котором служил первым номером станкового пулемёта И. В. Марков. Было это 6 июля. Ивану Васильевичу шёл тогда только восемнадцатый год. Он и многие его однополчане ещё, как говорится, не нюхали пороха и сразу такое: лязг гусениц, грохот пушек, разрывы бомб и снарядов. Полевые бинокли приближали танки с крестами на башнях. Они, казалось, шли именно на его расчёт.

- Здесь, под Понырями, - вспоминает ветеран Великой Отечественной войны Иван Марков, - на сравнительно небольшом участке фронта фашисты бросали на наши ряды до восьмидесяти танков, за которыми сплошной массой шла пехота. Вначале было жутко страшно, многие необстрелянные юнцы кричали: «Мама!!!...».

С рассвета наши передовые части немцы начинали осыпать бомбами, палить из сотен пушек. Вражеские танки утюжили траншеи, обильно политые кровью и свинцом. Немцы зверствовали, выбрасывая обезоб-раженные тела раненых наших солдат, посмотрите, мол, то же самое будет и с вами. Но советские воины стояли твёрдо, испытывая ненависть к врагу и жажду быстрейшей победы над ним.

Фашисты страшно боялись атак наших войск. Красноречиво говорит об этом письмо, хранящееся в музее Великой Отечественной войны: «Почти год я в России и многое уже пережил, - сообщает его автор из-под Курска. - Да, дорогой брат, часто душа уходит в пятки, когда находишься от проклятых русских в каких-нибудь ста метрах...».

Сколько атак отразил Иван Васильевич со своим расчётом, сказать трудно. Командир взвода требовал от подчинённых: «Сначала подпусти, как можно ближе, потом стреляй наверняка... «Немцы засекали наши огневые точки и старались подавить их артиллерийским и миномётным огнём. В боях 24 июля одна из мин разорвалась рядом с расчётом Маркова. Один из осколков угодил ему в правое бедро. Более двух месяцев находился он в госпитале города Ворожбы. Потом попал в артиллерию, стал наводчиком 70-миллиметровой пушки на конной тяге. Участвовал в боях под Львовом, где был тяжело контужен.

Солдат судьбу не выбирает. Сколько пришлось испытать Ивану Васильевичу Маркову с января 1942 года, когда ему было только семнадцать лет, до мая 1945, трудно даже вообразить. Он участвовал в жестоких боях на Сандормирском плацдарме, форсировал Вислу и Буг.

Реклама

- Однажды мой расчёт перебросили на плацдарм, - рассказывает герой вой-ны. В течение сорока минут мы вели интенсивный огонь, пушка так раскалилась, что не было отката. Мы уничтожили нефтебазу противника, дот и много живой силы...

За бои на этом плацдарме, который наши вои-ны удерживали пятнадцать дней, Иван Василь-евич Марков награждён орденом Славы третьей степени.

Война откатывалась на Запад. Шёл с боями к Берлину и наш земляк. Он участвовал в ликвидации окружённой группировки врага в районе города Глагау, где был второй раз контужен. Потом воевал против южной группировки Берлина.

- Здесь были настолько жаркие бои, что земля в прямом смысле слова была усеяна трупами, - продолжает рассказ бывалый воин. - Наше командование предлагало фашистам сдаться. Но те продолжали сопротивляться. Закон войны таков: если враг не сдаётся, его уничтожают. После взятия Берлина нас перебросили под Прагу. Когда мы прибыли сюда на лошадях, на её улицах уже были наши танки. Нам приказали уничтожать мелкие группировки немцев и власовцев, которые действовали в лесах.

В Чехословакии Иван Васильевич и встретил долгожданную Победу. Кроме ордена Славы, грудь ветерана украшают медали «За победу над Германией в Великой Оте-чественной войне 1941-1945 гг.», «За взятие Берлина», «За освобождение Праги» и другие.

Каков он, ветеран Великой Отечественной? Этот вопрос меня волновал, когда я шёл к нему на встречу. Один его коллега по работе любезно предложил свои услуги в поисках. Спиной к нам сидел седовласый человек крепкого телосложения. Не спеша, с достоинством, он подал для приветствия сильную, мозолистую руку, тихо произнёс: «Марков».

- О чём мечтали в годы войны, Иван Васильевич? - спросил я его.

- Естественно, о мире, семье...

Его мечты сбылись, но для их осуществления он отдал многое - молодость, здоровье. Иван Васильевич Марков вот уже 21 год работает на Бугульминском механическом заводе. Восемь лет из них в отделе сбыта, а до этого, когда позволяло здоровье, трудился в первом цехе. Вера Ивановна и Иван Васильевич Марковы воспитали четверых детей. Сын Михаил работает в цехе № 10 БМЗ. Сейчас ветеран Великой Отечественной войны и труда собирается уходить на заслуженный отдых и страстно хочет, чтобы небо над нашей Родиной никогда не омрачали чёрные тучи войны.

 

Все важные новости района читайте в нашем Telegram-канале «Интересная Бугульма»

 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Реклама
Комментарии (0)
Осталось символов: